Меню сайта

загрузка...

Предыдущая     |         Содержание     |    следующая

Промышленная ионизация воздуха

Открытие действия униполярных аэроионов на организм

Рассматриваемый в этой книге вопрос, столь важный для жизни человека, вынуждает автора предпослать дальнейшему изложению краткую историю развития учения о биологическом и физиологическом действии и медицинском применении атмосферного электричества.

История этого учения вводит читателя в курс идей, которые волновали умы ученых еще в XVIII в., позволяет проследить движение мысли в этой области, ход и развитие многочисленных экспериментальных работ по практическому использованию этой "но вой" силы, отвоеванной у природы в сравнительно недавнее время, и показать огромное значение отечественной науки в этом вопросе.

Хотя первое применение электричества с терапевтическими целями (янтарь, электрические рыбы) относится к глубокой древности (Скрибоний, Ларгий, Плиний, Ди-оскоридий), но лишь после изобретения электрической машины стала возможной более или менее планомерная работа в данной области (Б.Кратценштейн, 1744). Статическим электричеством пользовались как "раздражающим" и "оживляющим" средством при самых разнообразных заболеваниях: ревматизмах, невралгиях. Виттовой пляске, истерии и т.д. От имени Вениамина Франклина и самый метод воздействия на организм статическим электричеством получил название франклинизации. Это был единственный достаточно распространенный в ту пору метод сознательного применения электричества в медицинских целях. Первые работы Мембрея, Броунинга Жаллабера и других исследователей о влиянии атмосферного электричества на организм, осуществленные в середине XVIII в., нельзя признать достаточно убедительными.

С 1748 г. появляется в печати ряд работ французского натуралиста Нолле. Хороший экспериментатор Нолле производил опыты с растениями и, в частности, пытался изучить действие на них статического электричества. Свои опыты он обставил строго методически, контрольные растения находились в совершенно одинаковых условиях с опытными. В результате исследований он пришел к заключению, что электризация воздуха вблизи растений с помощью электрической машины значительно ускоряет всхожесть горчицы, но подвергаемые электризации ростки становятся слабее и тоньше, чем ростки контрольные. Это свое последне наблюдение Нолле подвергает сомнению, так как опыты его не были достаточно многочисленными. Во время опытов он заметил, что под влиянием электризации слабые и тонкие части растения начинают отталкиваться одна от другой. Приложенные к его сочинениям иллюстрации поясняют опыты.

Дюгамель дю Монсо в 1758 г. впервые делает ряд указаний о соотношении между электрическим состоянием атмосферы и развитием растительности. Он утверждает, что грозовая деятельность атмосферы благоприятствует росту растений. Говоря о роли дождей, указывает, что они способствуют произрастанию даже водяных растений. Это наблюдение наводит на мысль о том, что, помимо воды, дожди приносят нечто, что отсутствует в воде озер и прудов. Наблюдение Дюгамеля дю Монсо не противоречит современным взглядам на то, что образующиеся в воздухе при грозовых разрядах азотистые соединения с дождем увлекаются к земле и поступают в нее в качестве питательного материала.

Изучению действия на живые организмы естественного атмосферного электричества и искусственной электризации воздуха много лет посвятил Ф. Гардини. Для наблю дений за растениями он построил специальную станцию, снабженную измерительными метеорологическими приборами. Из своих опытов над дейсъвием атмосферного электричества Ф. Гардини сделал вывод о большом значении этого фактора в жизнедеятельности растений. По его мнению, электричество влияет на развитие, рост и урожайность растений, причем эффект влияния зависит от полярности электричества и его дозы. ф. Гардини поставил опыт, который приобрел большую известность. Он натянул в саду над растениями несколько рядов железной проволоки. В течение 3 лет, пока проволока была протянута, вид растений резко изменился, они начали сохнуть. Как только проволока была убрана, растения ожили. Ф. Гардини сделал вывод, что проволока отводила от растений атмосферное электричество, которое им необходимо для роста и созревания плодов.

Со времени изобретения электростатической машины начались попытки прим -нить статическое электричество к лечению различных заболеваний у человека. Так называемая "электромедицина" XVIII в. изучала и практически применяла единственный в те времена источник электрической энергии — электростатическую машину, роль которой в истории развития естествознания громадна. Уже во второй половине XVIII в. в Европе не было ни одной более или менее крупной лаборатории, где бы машина со стеклянным кругом не являлась обязательным прибором. Общее увлечение электричеством, проникание в массы новых популярных теорий о всеобъемлющей роли электрического "флюида", электромедицина, обещающая исцеление от всех болезней электризацией, сделали свое дело. Статическая машина появилась на базарах, в ярмарочных балаганах, где каждый желающий за дешевую плату мог подвергнуть себя электризации, принять электрическую "ванну".

Одним из основных исследователей биологической и физиологической роли естественного и искусственного атмосферного электричества необходимо признать известного французского ученого XVIII в. Пьера Бертолона — физика и медика, члена многих

академий наук. В период 1776—1783 гг. он печатает работы о влиянии электричества на растения. П. Бертолон воздействовал электричеством на растения различными способами, часто весьма остроумными. Так он подвергал растения влиянию атмосферного электричества с помощью изобретенного им "электровегетометра". Другие растения поливались из леек, соединенных металлическим проводом с кондуктором электростатической машины. Садовник при поливке становился на подвижную изолированную от земли подставку. Опыты привели П. Бертолона к тому выводу, что подвергавшиеся электризации семена всходят быстрее и в большем количестве, что электризация способствует росту растений, луковицы гиацинта дают больше листьев и стеблей, фрукты скорее зреют и обладают лучшим вкусом, что электричество благотворно влияет на окраску цветов и растений и, наконец что растительность вблизи громоотводов богаче, чем в некотором отдалении от них. Эти работы и наблюдения П. Бертолона указывают на стремление к утилизации атмосферного электричества в сельском хозяйстве.

Другая область работ этого ученого представляет еще больши интерес П. Берто-лон был первым ученым, который со всей ясностью и с уверенностью заговорил об "электризации" воздуха жилых помещений в профилактических и терапевтических целях. В своем сочинении "Об электричестве здорового и больного человеческого тела" (Париж, 1780) он настойчиво проводит ту мысль, что воздействие на здорового и больного человека "электризованного" воздуха может оказаться исключительно эффективным. П. Бе полон, основываясь на своих экспериментах, рекомендует именно отрицательную полярность электризации воздуха как наиболее целебную. В качестве источника для электризации воздуха он указывает на электрический разряд с острий, соединенных с одним из полюсов электростатической машины.

П. Бертолона следует считать подлинным предтечей современного учения об аэро-ионификации Он не только отчетливо предвидел физиологическую роль естественных и искусственных аэроионов, но и сам упорно экспериментировал в данном направлении, применяя для насыщения воздуха униполярным электричеством тот же метод, который в наши дни является наиболее простым и наиболее совершенным.

П. Бертолон впервые подробно развил теорию электрообмена между воздушным электричеством и человеческим организмом. В своей книге, в главе "Каким путем электричество атмосферы сообщается человеческому телу" французский ученый с поразительной для того времени проницательностью рисует картину данного влияния, предвосхитив тем самым за 140 лет экспериментальные открытия автора. Глава эта представляет настолько большой интерес, что на ней необходимо остановиться более подробно. Вот как П. Бертолон излагает свои идеи: "Человеческое тело, погруженное в атмосферу, подобно тому, как рыба в воду, не может не испытывать со всех сторон действия атмосферного электричества. Всеми своими дышащими порами кожной поверхности наше тело всасывает электрическую материю как бы множеством жадно поглощающих ртов. Сухая губка, брошенная в воду, представляет собой лишь слабый образ того, как человеческое тело впитывает из воздуха электрическую субстанцию . Внимание П. Бертолона останавливается на кожном дыхании. Он говорит о порах кожи, в которые совершенно свободно проходят электрические частицы (молекулы, из которых составлена электрическая субстанция), ничтожные размеры которых находятся "вне пределов нашего воображения.

Он вспоминает о Левенгуке, который вычислил, что одна песчинка может прикрыть собой 250 тыс. кожных пор. По подсчетам П. Бертолона, на коже человека среднего роста имеется 2160 млн пор. Через эти поры, по его мнению, электрические частицы проникают в глубину различных органов и "малейших органических образований". В эти входные отверстия электрическая материя проникает тогда, когда атмосфера наэлектризована отрицательно, чтобы поглотить излишек положительного электричества, заключенного в человеческом теле Он считает, что наше тело несет избыток положительных зарядов, образующихся в процессе жизнедеятельности.

"Это незаметное дыхание кожи способствует восстановлению электрического равновесия, ибо электрическая материя имеет большое сродство в дыхательной материей, как и вообще со всеми жидкими телами. Многочисленные поры, согласно образному выражению Фонтенеля, могут быть рассматриваемы как пути (мосты) сообщения между атмосферным электричеством и человеческим телом.

П. Бертолон замечает, что существуют термометры такой высокой чувствительности, что ртуть в них находится в постоянном движении. "Я убежден, — пишет он, — что если мы будем иметь способ видеть и различать молекулы электрической материи, мы увидим беспрерывное движение электрической силы в той замечательной машине, которую мы называем человеческим телом".

Однако кожные поры не единственный путь, с помощью которого атмосферное электричество сообщается нашему организму Есть другой путь, который тем более замечателен, что он весьма прост. "Я, — пишет П. Бертолон, — говорю о легких, которые можно рассматривать как секреторный орган воздушного электричества . П. Бертолон рассчитывает, какое количество воздуха могут поглотить легкие в сутки при 20 вдохах в 1 мин, вдыхая каждый раз по 40 дюймов (~655,5 см воздуха. Это составляет 1152000 дюймов (48,88 м ) воздуха в сутки. Но это огромное количество не удивляет П. Бертолона, он подсчитывает число легочных альвеол, их объем и поверхность. Он указывает на работы анатомов, которые нашли, что внутренная поверхность легочных ячеек в 9 раз превосходит поверхность всего тела человека и равна 285 фут (~26,5 м ) Теперь мы знаем, что поверхность легочных альвеол человека равна минимум 50 м , т.е. примерно в 25 раз превосходит поверхность человеческого тела.

"Огромное количество воздуха, входящее в пространство наших легких, — пишет П. Бертолон, — представляет собой истинный проводник атмосферного электричества. Воздух беспрерывно через легкие подводит к внутренним органам все новые и новые порции электричества. Часть вдохнутого атмосферного воздуха проходит через бронхиальное дерево и проникает в кровеносные сосуды, чтобы смешаться с кровью, которая циркулирует по всем частям нашего тела, увлекая с собой по путям циркуляции электрическую материю и распределяя ее по всему нашему телу. Другая часть воздуха, остающаяся в легких во время вдыхания, отдает им избыток своего электричества, согласно общим законам отдачи электрической энергии. Этот воздух, лишенный таким образом своего электричества, выбрасывается обратно в атмосферу путем выдыхания.

Если атмосфера заряжена по преимуществу отрицательно, человеческое тело, находящееся на земле, должно отдавать в воздух избыток своего положительного электричества. Воздух, полученный при дыхании, принимает часть положительного электричества легких, и, таким образом, весь излишек положительного электричества, находящегося в человеческом теле, выводится наружу. При выдохе воздух уносит с собой излишек электрической материи, уносит чрезвычайно легко, ибо электричество имеет громадное сродство с водяными молекулами, вплотную присоединяясь к влаге, выходящей из крови через дыхательные пути. Значительный выход этой влаги, до 0,5 фунта (0,2 кг) ежедневно, влечет за собой существенное уменьшение электричества человеческого тела".

"Так как количество выдыхаемого из легких воздуха во время выдоха меньше количества, получаемого при вдохе, становится ясно, — пишет П. Бертолон, — что легкие получают больше положительного электричества атмосферы, чем отрицательного". Во времена Бертолона считали, что количество положительного электричества атмосферы относится к количеству отрицательного как 40:38

Утверждая свой приоритет в области развития идей данного рода, П. Бертолон говорит, что еще "никто не думал ни приписывать лепсим качества органа, секретирующего атмосферное электричество, ни находить в смене вдыханий и выдыханий способ получать и вьщелять, если так можно выразиться, электричество атмосферы или передавать атмосфере его излишек, который обнаруживается в теле при известных обстоятельствах".

Способ сообщения атмосферного электричества человеческому телу через легкие более эффективен, чем проникание его через поры при соприкосновении их с воздухом. Ибо воздух, окружающий человеческое тело, не возобновляется столь же часто, как тот объем воздуха, который адсорбируется при вдыхании, если, конечно, тело находится не на ветру и не в движении. "Таковы, — пишет П. Бертолон в заключении третьей главы,


— основные пути, при помощи которых атмосферное электричество влияет на челове ческое тело и тело животных .

В последующих главах своей замечательной книги П. Бертолон сообщает о резуль татах практического применения статического и атмосферного электричества к больному человеку при самых разнообразных заболеваниях. По мнению П. Бертолона, большая часть функций и отправлений нашего тела находится в зависимости от атмосферного электричества. "Нет сомнения, — пишет он, — в том, что атмосферное электричество сильно влияет на вегетативные и анимальные функции, на циркуляцию крови, дыхание, пищеварение, различные секреции и т.д. Все они суть первостепенные объекты, подверженные воздействию атмосферного электричества .

П. Бертолону принадлежит одно из важнейших наблюдений в области действия естественного и искусственного атмосферного электричества отрицательного знака на больных. Первым, кто сознательно, на основании экспериментальных данных заговорил о благоприятном действии именно отрицательного электричества, был П. Бертолон. В упомянутой выше книге он пишет: "Мне кажется, я был первым, кто применил отрицательное электричество к лечению больных" (с. 399). Значение, которое он придавал электрической полярности, лучше всего следует из его слов: "Если в излечении некоторых болезней не было успеха, то от того, что часто электризовали положительно, когда надлежало бы употреблять электрическую материю отрицательную (с. 371).

Первое издание книги П. Бертолона вышло в свет в 1780 г., второе — в 1788 г , т.е. за 3 года до появления первой работы Л. Гальвани "Трактат о силах электричества при мышечном движении . В работах Л. Гальвани также отдается дань увлечению атмосферным электричеством. Он неоднократно возвращается к вопросу о влиянии атмосферного электричества на животный организм в нормальном и патологическом состоянии и высказывает ряд идей о терапевтическом применении искусственно наэлектризованной атмосферы.

Знаменитый итальянский физик А. Вольта был одним из сторонников опытного изучения вопроса о действии искусственной электризации воздуха в жилых и лечебных помещениях. В письмах к Лихтенбергу из Геттингена он подробно изложил свои идеи о роли атмосферного электричества в жизнедеятельности здорового и больного организма и указывал на необходимость электризовать комнатный воздух, ввиду утраты им электрических свойств при проникании в закрытое помещение извне. В первую очередь А. Вольта рекомендует искусственно электризовать воздух спален, так как человек безвыходно проводит в них по нескольку часов ежесуточно, и затем воздух больничных палат, придавая последнему большое значение в смысле возможного благоприятного влияния на восстановление сил больного.

В ту же эпоху врач и физик Жан-Поль Марат, впоследствии знаменитый французский революционный деятель, теоретически и практически занимался "медицинским электричеством . В частности, атмосферное электричество и искусственная электризация воздуха населенных помещений привлекли его внимание. Он экспериментирует с наэлектризованным воздухом и отмечает, что пары воды или дым изменяют электрические свойства воздуха. Он изучает электрические особенности ветров, указывая, что северные ветры производят наиболее сильное действие на электрометр. Наконец, с помощью протянутых по комнате проволок, соединенных с электростатической машиной, он электризует комнатный воздух и ведет наблюдения над поведением людей. Методика наблюдений не дала возможности Ж.-П. Марату прийти к каким-либо определенным заключениям. В другом случае он электризует еженощно по 5 ч воздух спальни одного из своих пациентов и получает весьма благоприятные результаты.

Не будем затруднять внимание читателя перечислением еще многих славных имен, отдавших в XVIII в. дань изучению вопроса о действии атмосферного электричества на живые организмы. Приведенных примеров достаточно, чтобы получить наглядное представление о развитии идей в данной области и той основополагающей роли, которую сыграли в ней ученые этого века. XVIII в. был веком блестящего развития науки. Открытие Л. Гальвани и труды А. Вольты были теми краеугольными камнями, на которых в XIX в. начало воздвигаться здание электрофизиологии, принесшей человечеству неоценимую практическую пользу. Уже в XVIII в. медицина увидела в электрофизиологии наиболее верного союзника в области борьбы за здоровье и начала согласовывать свои действия с данными электрофизиологического эксперимента.

В XIX в. проблема биологического действия атмосферного электричества занимала многие выдающиеся умы. Несмотря на большой интерес к этой проблеме и большой объем работ, предпринятых в направлении ее разрешения, успех оказался несоизмеримо меньше, чем количество затраченных сил. И если в XVIII в. эта проблема была выдвинута в науке и резко очерчена в своих основных деталях, то в XIX в. имело место главным образом накопление экспериментального материала.

Знаменитый немецкий естествоиспытатель А. Гумбольдт в ряде своих работ, начиная с 1797 г. и кончая серединой прошлого столетия, неоднократно высказывается на основании собственных наблюдений о биологическом действии атмосферного электричества. Он придерживается того мнения, что атмосферное электричество сильно влияет на животный мир непосредственно как "электрический раздражитель нервов или как сила, стимулирующая обращение крови и жидкости в организме".

Чрезвычайно интересные работы по изучению биологического и физиологического действия наэлектризованного воздуха были выполнены Ж. Шюблером в 1810 г. В своей работе о влиянии электричества на организм, на кровь и дыхание он утверждает, что влияние это осуществляется через легкие и кровяное русло. Для электризации воздуха он пользовался электростатической машиной, один из полюсов который был соединен с остриями. Ж. Шюблер пытался выяснить разницу в действии положительной и отрицательной полярности и установить изменения в крови под влиянием вдыхания наэлектризованного воздуха.

В 1848 г. весьма решительные высказывания на основании наблюдений и обширной врачебной практики в Северной Африке сделал Е. Паллас. Он утверждал, что очень многие заболевания получают свое начало под влиянием нарушений в нормальном ходе атмосферного электричества. Особенно восприимчивыми к атмосферно-электрическим явлениям, по мнению Е. Палласа, являются нервная система и органы кровообращения. В качестве предохранительного средства при неблагоприятных электрических явлениях внешней среды он рекомендует изолировать в электрическом отношении организм больного человека как от земли, так и от непосредственного действия атмосферного электричества.

Интересные опыты с атмосферным электричеством были осуществлены Грандо. Он помещал два одинаковых растения в совершенно одинаковые условия. Одно из них он покрывал сверху тонкой металлической сеткой (клетка Фарадея , изолируя таким образом растение от влияния электрического поля атмосферы. Многочисленные эксперименты, произведенные Грандо, привели его к заключению, что растения вне клетки Фарадея развиваются лучше, а следовательно, роль электрического поля атмосферы выражается в благоприятном повышении жизненных функций растений. Мы у помина ем здесь только об опыте Грандо с растениями. И после него такого рода исследования над растениями проводились в изобилии, граничащим с эпидемическим увлечением. Литература по вопросам электрокультуры насчитывает несколько сотен печатных работ, вышедших в свет со времени первого опыта Мембрея. Громадное внимание электрокультуре и, в частности, влиянию атмосферного электричества на растения уделил Воллни, который основал специальный печатный орган для публикации работ в этой области. Из русских авторов вопросом влияния атмосферного электричества на живые организмы занимались Зайкевич (1880), Спешнев (1888) и др.

Это увлечение длилось несколько десятилетий. Общая картина результатов была все время приблизительно одной и той же: в то время как одни авторы приходили к положительным результатам, другие неизменно говорили об отсутствии какого-либо влияния атмосферного электричества на живые организмы.

Изучая литературу по данному вопросу, нетрудно увидеть причины такого рода разногласий. Многие авторы вводили в число действующих факторов электрический ток и ионизацию окружающего подопытный объект воздуха, причем лишь в редких случаях придавали значение электрической полярности. Получался сложный комплекс влияющих компонентов, которые от опыта к опыту изменялись количественно и качественно, искажая картину воздействия и не давая возможности в конце опытов получить какой-либо стойкий и определенный результат. Те же опыты, в которых методика была разработана тщательно, с учетом всех побочных влияний и при строгом соблюдении одной и той же электрической полярности, в большинстве случаев давали сходные результаты, говорящие о наличии ясного биологического эффекта.

Помимо разных методических ошибок, которыми грешило большинство исследований в этой области, основным промахом почти всех работ следует признать, как мы уже говорили, полное пренебрежение электрической полярностью. Несмотря на то что П. Бертолон на с. 217 упомянутой книги (1780) писал о необходимости строго различать полярность, на протяжении более 100 лет безразличное отношение к этому факту проходит красной нитью через большинство исследований и остается в силе даже, как это ни странно, до наших дней, особенно при применении франклинизации Оно остается даже в учебных пособиях для медицинских институтов, изданных в последние годы. На такого рода игнорирование обратил особое внимание русский врач Грейденберг еще в 1883 г. Говоря о том, что одни авторы при франклинизации отмечали ускорение пульса, а другие его замедление, Грейденберг справедливо говорит, что и то и другое верно и зависит от знака электричества, действию которого подвергается больной: положительное электричество ускоряет пульс, отрицательное — замедляет его. Уже в старых руководствах по франклинизации мы встречаем указания на то, что больного помещают на пластину, соединенную с положительным полюсом машины, а отрицательный полюс соединяют с электродом, снабженным группой острии и устанавливаемым над головой. Это старинное указание на то, что головную пластинку следует соединять с отрицательным полюсом статической машины, представляет особый интерес. По-видимому, оно возникло в результате сопоставления массовых опытов, показавших наиболее благоприятное лечебное действие электричества отрицательного знака, поданного на головной электрод с остриями. Для истории развития аэроионотерапии и аэроионификации это старинное коллективное мнение представляется особенно ценным.

Долгое время учение об атмосферном электричестве находилось в младенческом состоянии, и теории о его природе страдали многими неясностями. Конец XIX в. ознаменовался крупнейшими открытиями в области физики, которые привели к правильному пониманию явлений атмосферного электричества. Благодаря работам Ж. Эльстера и Г. Гейтеля стало известно, что основными носителями электрических зарядов в атмосфере являются ионы ее газов, и с этих пор недостаточно конкретная проблема о биологической роли атмосферного электричества заменяется конкретной проблемой о биологическом влиянии ионизированных молекул газов атмосферы — ионов. Вскоре после того, как появились работы Ж. Эльстера, Г. Гейтеля, Г. Эберта, С. Вильсона и других, многие пытались объяснить некоторые физиологические и патологические явления у животных и человека влиянием именно этих носителей атмосферного электричества — ионов, или аэроионов, по терминологии, предложенной нами и укрепившейся в биологической и медицинской науках. Уже в конце прошлого века и в начале текущего мы видим врачей и физиологов, вооруженных электрометрами и производящих измерение числа аэроионов в различных местностях: на горах, климатических станциях, курортах, на берегу моря и т д.

Русская наука одна из первых откликнулась на новое представление об атмосферном электричестве. И.П. Скворцов своими замечательными работами показал исключительное значение воздушного электричества в жизнедеятельности организма и высказал мысль о необходимости введения в воздух наших жилищ электричества. В 1899 г. он писал следующее: "Для полноты жизни, для поддерживания здорового состояния организма, кроме вещественного, необходимо еще постоянное динамическое общение нашего организма с природой. Такое общение до сих пор рассматривалось только с термической стороны, которую я считаю подчиненной, тогда как за главную, основную сторону этого общения нужно признать электродинамическую. Дурное влияние воздуха тесно застроенных, бедных растительностью городов, а особенно воздуха замкнутых помещений очень разнообразно, но в основе этого влияния лежит ослабление или вообще изменение электрического состояния и взаимодействия организма вследствие адинами зации среды. С другой стороны, благоприятное влияние воздуха полей, лесов, морей, гор основывается прежде всего на его значительных динамических свойствах, причем, конечно, громадную роль играет солнце, более или менее непосредственно, но очень важное значение имеет вся совокупность ближайшей обстановки, связанной с возбуждаемыми на земле влиянием солнца динамическими процессами. Когда наша метеорология и климатология начнет обращать больше внимания на проявления электричества и магнетизма, в связи с местными и временными условиями, тогда мы получим и более ясное положительное понятие о биологическом значении разных видов климата и погоды. Впрочем, для определения этого необходимо, чтобы физиологи начали с большей подробностью и большим старанием изучать динамические изменения в организме, особенно, конечно, его электрические свойства и их колебания в зависимости от разных условий".

"Постоянно наэлектризованный, положительно или отрицательно, свободный ат мосферныи воздух, входя в наши улицы, дворы, дома более или менее быстро теряет свое электричество".

"Над лесом, как, вероятно, и вообще над живой растительностью, напряжение воздушного электричества больше, чем в других соседних местах, так что растительность вообще можно сравнить с электрической щеткой, через острия которой истекает, по обычному образному выражению, электричество почвы в воздух".

"Надеюсь, что необходимо согласиться с тем, что мы живем не в вялой, мертвой, а в бодрой, животворной среде, обладающей подобными, по существу, динамическими свойствами, как и наше живое тело. И это необходимо предполагает взаимодействие, которое может клониться для нас и ко вреду, и к пользе. Едва ли можно сомневаться, что наилучшие условия для своего существования мы можем иметь среди неизмененной нашими искусственными мерами природы. Но мы от этих мер отказаться не можем; поэтому нужно сообщить им такие свойства, чтобы они отвечали возможно больше естественным требованиям Я не сомневаюсь, что в будущем, между прочим, в материалах и постройке наших городов, домов, нашей одежды, как и в разного рода приемах удовлетворения наших естественных потребностей, и, наконец, в мерах для восстановления нарушенного здоровья произойдут более или менее существенные изменения в направлении сохранения в них или даже сообщения им известных динамических свойств. Техника наша так быстро развивается, что, сообразно спросу, скоро могут появиться такие инструменты и аппараты для определения этих, теперь пока в массе как бы метафизических свойств, которые всем будут более или менее легко доступны".

Эти высказывания И.П. Скво ц ва, подобно идеям П. Бертолона, А. Вольты, Ж П Марата, к сожалению, не были замечены в научных кругах, и вопрос о введении электричества в воздух наших жилищ не получил тогда должного развития Остались незамеченными высказывания и другого ученого Н.Д. Пильчикова, который на X съезде русских естествоиспытателей и врачей в 1898 г. говорил о значении аэроионизации как мощного биологического фактора. Имена И.П. к ц ва и Н.Д. Пильчикова должны стоять первыми в ряду имен, прославивших русскую науку новыми, широкими и уже потому времени обоснованными идеями о необходимости введения аэроионов в человеческое жилище.

В 1901 г. Е. Ашкинасс и В. Каспари высказали мысль о том, что проявление горной болезни может находиться в зависимости от переизбытка положительных аэроионов в горных ложбинах, в ущельях. В это время горная болезнь старательно изучалась рядом авторитетных врачей. Медики и альпинисты, особенно германские, изучали вопрос о происхождении этой болезни с исключительной настойчивостью.

Впервые горную болезнь наблюдал Соссюр еще в 1786 г. во время подъема на Монблан и объяснил ее чрезмерным утомлением организма. Берт полагал, что причиной возникновения горной болезни является недостаточность кислорода. Затем были выдвинуты и другие объяснения этой болезни. Моссо пытался ее объяснить как результат уменьшения содержания в крови СОг Известно, что горная болезнь проявляется в следующих главных симптомах: затруднении дыхания, цианозе, пальпитации сердца, тошноте и рвоте, упадке сил, доходящем до коллапса, и т.д. Обычно припадки горной болезни случаются на значительных высотах, в тех местах, где нет свободного обмена воздуха, в горных проходах, в ущельях и в углублениях с застоявшимся воздухом. Ясная погода предрасполагает к горной болезни больше, чем пасмурная, сопровождаемая туманом или дождем.

Гипотеза, отчетливо высказанная Е. Ашкинассом и В. Каспари, была проверена последним путем специального восхождения на Монте-Роза с электроизмерительной аппаратурой. В месте, которое славилось наиболее частыми случаями приступов горной болезни, В. Каспари наблюдал чрезвычайно сильную ионизацию воздуха при численном превосходстве положительных аэроионов над отрицательными. Наблюдение В. Каспари дало основание П. Чермаку в том же году выступить в печати с объяснением болезни, наблюдаемой при фене и сходной с горной болезнью: он объяснил ее ионизацией воздуха высоких степеней.

Работы Е. Ашкинасса, В. Каспари и П. Чермака положили начало тенденции объяснять ряд физиологических и патологических явлений в организме действием естественных аэроионов, а следовательно, и попытке закрепления за аэроионами биологического и физиологического значения. Измерения ионизации и совместные наблюдения над аэроионами ряда других ученых (Н. Цунц, А. Леви, Ф. Мюллер, Дюриг, В. Гельпех, Гассельбах, Нольде, Стиллер и др.) установили тот факт, что в узких горных проходах, в местах с застаивающимся воздухом имеют место высокие концентрации аэроионов положительной полярности. Н. Цунц, уже акклиматизировавшись на вершине Корона Регина Маргеритта, однажды почувствовал усталость и одышку и не мог найти другой причины этому, кроме быстро возрастающего числа положительных аэроионов. Е.М. Ченцова, спустя 30 лет, наблюдала на вершине Ай Петри совершенно аналогичные явления.

В 1898—1902 гг. С. Лемстрем и затем О. Принсгеим вели опыты с искусственной ионизацией воздуха, действию которого они подвергали растения. Для этих целей над опытными участками была натянута металлическая сетка с остриями, соединенная с сильной электростатической машиной. В результате серии тщательных изысканий авторы пришли к следующим основным заключениям: 1) отрицательное электричество для роста растений благоприятнее положительного; 2) рост растений при применении данного метода увеличивается в некоторых случаях до 45%; 3) растения переносят электризацию только при хорошем орошении; 4) электризация вредна при высокой температуре воздуха и сильной жаре летом.

Идея о биологическом действии естественных аэроионов, высказанная Е. Ашкинассом, В. Каспари, П. Чермаком и другими исследователями, привлекла внимание физика А.П. Соколова, который сделал попытку перенести данную идею в русскую медицину. В речи, произнесенной на годичном заседании Русского бальнеологического общества в Пятигорске в 1903 г., А.П. Соколов изложил идеи указанных немецких ученых и дополнил их своими теоретическими соображениями. Идеи и высказывания А.П. Соколова, развитые им как в 1903 г., так и в работах 1922—1926 гг., представляют и ныне некоторый интерес. Никаких попыток экспериментально обосновать свои взгляды А.П. Соколов не сделал и ошибочно допускал благотворное действие только положительных аэроионов; аэроионы отрицательной полярности он считал вредными и посвятил этому вопросу несколько страниц в одной из своих последних статей. Уже по тому времени такое утверждение А.П. Соколова было совершенно не обосновано. Пытаясь запатентовать в 1927 г. установку для искусственного получения униполярно ионизированного воздуха в лечебных целях, он предлагал отрицательный полюс соединять с землей, а положительным ионизировать воздух. Тем не менее общие его высказывания о возможном значении аэроионов следует признать правильными.

А П. Соколов писал о том, что самыми благоприятными для здоровья человека свойствами отличается климат тех стран, в которых воздух содержит наибольшее число аэроионов, как, например, стран горных, приморских и полярных. Давно известна истина, что жители гор отличаются цветущим здоровьем. Заслуживают тщательного изучения причины долголетия жителей некоторых горных районов. Возраст ряда жителей Абхазии достигает 150 лет, а 100-летний возраст там не является редкостью. Укрепляющее действие горного климата привело к мысли о необходимости устройства курортов в горах.

Не менее целебными свойствами обладает климат приморских стран. Лучшие курорты расположены на морском берегу: Евпатория, Сочи, Гагра, Сухуми, Сестро-рецк, Ментона, Ницца, Бордигера Сан-Ромео, Остенде и т.д. Измерения ионизации воздуха на приморских курортах в ряде случаев показывают превышение числа отрицательных аэроионов над положительными, хотя не все приморские курорты отличаются этой особенностью. Большое значение среди климатических условий приморского воздуха должны иметь высокодисперсные водяные аэрозоли, возникающие у берега моря, особенно во время сильного прибоя или прилива, благодаря эффекту Траллеса-Ленарда. Эти водяные аэрозоли адсорбируют молекулы кислорода свободной атмосферы. Аэрозоли отрицательной полярности могут переносить ионизированный кислород на значительные расстояния от берега.

Замечательными свойствами обладает также климат полярных стран, куда ежегодно отправляются тысячи путешественников в поисках укрепления здоровья. Еще С Лемстрем обратил внимание на несоответствие между своеобразной и пышной растительностью полярных стран и относительно малым количеством солнечного света. Возникновение здесь богатой растительности он приписывал действию атмосферного электричества, которое, по его мнению, должно особенно проявляться на севере, в зоне полярных сияний.

Какие же элементы климата горных, приморских и полярных стран обусловливают столь благоприятное влияние его на человеческий организм? — спрашивает А.П. Соколов. Ни один из метеорологических и геофизических элементов данного климата не выделен особо как специфический деятель, благотворный для организма. А между тем не подлежит сомнению, что таковой фактор существует. Он тонизирующим образом влияет на организм, повышая его жизнедеятельность и тем самым способствует восстановлению сил организма для борьбы с болезнетворным началом. Ни температура воздуха, на его чистота в отношении отсутствия пыли и влаги, ни другие его качества не позволяют признать в них специфического агента. Всех их недостаточно для объяснения столь сильных изменений в организме в положительную сторону. Как бы в ответ на этот вопрос А.П. Соколова о важнейшем биологическом факторе любого климата известный исследователь атмосферного электричества в Индийском океане и на Мадагаскаре, большой знаток вопроса П. Жоли в 1926 г. писал: "Климат данного места характеризуется состоянием атмосферного электричества данного места".

Огромное влияние имеют на наш организм в целом сезонные колебания погоды, обусловливающие собою степень аэроионизации. Возникает мысль о том, не являются ли аэроионы одним из важнейших климатических факторов, содействующих нашему организму в борьбе за здоровье. В дождливую туманную погоду, особенно осенью, когда число аэроионов понижается до минимального предела, возникают инфекционные заболевания, хронические недуги обостряются; состояние духа человека, его настроение, поведение, нервно-психическая деятельность претерпевают резкие изменения в сторону общей депрессии. О том, что туманы и водяные пары уничтожают атмосферное электричество, писал еще в 1771 г. французский исследователь Буассье де Соваж: "Большинство испарений, вредных человеку, в то же время губительно и для активности электрического флюида".

В городах, где аэроионизация вообще ослаблена, на жителях еще резче сказываются все эти явления вследствие меньшей стойкости организмов. Но вот погода изменяется, наступают летние солнечные дни, инфекционные болезни затухают, у людей возрождается бодрость, самочувствие улучшается, человек становится веселее, здоровее. Так называемые "весенние кризы", наблюдаемые у всех представителей животного мира и до сих пор еще не объясненные физиологией, может быть, имеют ту же причину — физическое состояние воздуха, его аэроионизацию.

А П. Соколов писал, что известно благотворное влияние на организм различных видов растительности, однако и данный вопрос до сих пор не получил удовлетворительного решения. Это благотворное влияние обыкновенно приписывают действию носящихся в воздухе мельчайших частиц смолы. Но такое объяснение неудовлетворительно, ибо здесь один неизвестный фактор заменяется другим, столь же неопределенным. Напрашивается мысль об электрическом влиянии растительности, об особом электрическом состоянии воздуха местности, занятой растительностью. Правда, до сих пор был установлен лишь факт влияния лесов на частоту гроз и выпадения града. Но как объяснить усиленную аэроионизацию близ растительных масс?

Процессы всасывания почвенной воды и ее испарение с огромной поверхности листьев сопровождаются выделением в воздух радиоактивного начала почвы, которое и возбуждает аэроионизацию. Это предположение имеет достаточные основания и даже подтверждения в непосредственных наблюдениях за числом аэроионов близ густых растительных масс. Ветры, дующие с мест, покрытых растительностью, дают большую ионизацию воздуха отрицательного знака, как это отмечает ряд авторов.

А.П. Соколов еще в 1903 г. наблюдал сильную ионизацию воздуха среди поля, засеянного гречихой. Затем он же в 1924 г. заметил, что очень сильная аэроионизация наблюдалась при северных и северо-западных ветрах, дующих со стороны хлебных полей. Наблюдение А.П. Соколова было неоднократно подтвержено автором этой книги, который показал преобладание отрицательных аэроионов при ветрах одного направления и преобладание положительных — при ветрах другого направления, а также впервые построил аэроионную розу ветров. Л.Н. Богоявленский, изучая ионизацию воздуха на берегу озера Имандра за Северным полярным кругом, установил одну весьма существенную закономерность, а именно ветры, дующие с севера, всегда приносили с собой избыток отрицательных аэроионов; ветры, дующие с юга, обычно обладали избытком аэроионов положительного знака. Тем не менее надо иметь в виду, что одно и то же направление ветра, но в различных местностях может приносить разное число аэроионов. Роза ветров данного места приобретает немаловажное электрометеорологическое и климатическое значение. Важно знать, под действием каких аэроионов — отрицательных или положительных — находится организм большую часть года. Аэроионная роза ветров может иметь первостепенное значение при выборе места для строительства санаториев, курортов, домов отдыха и т.д.

На эти обстоятельства указывал и А.П. Соколов. Он писал о том, что воздух юга и юго-востока нашего государства должен обладать весной и летом весьма значительным числом аэроионов, которое в горных странах может наблюдаться только на высоте 1 тыс. м и более. Наши огромные южные и юго-восточные пространства являются сплошной равниной, засеянной хлебными злаками или занятой степной растительностью. Известно, что площадь, покрытая растительностью, испаряет большее количество влаги, чем равное ей по площади водное пространство. Вода, поступающая из почвы в растения и испаряемая затем ими, содержит в себе эманации радиоактивных веществ, которые при испарении ионизируют воздух. При благоприятных метеорологических условиях — ясности неба, сухости воздуха, при малом количестве осадков, какими характеризуются наши южные и юго-восточные области, растительные массивы должны испарять в весенне-летнее время весьма значительное количество влаги и таким путем постоянно поддерживать повышенную степень аэроионизации.

Это высказывание А.П. Соколова, по-видимому, вполне справедливо. Как раз в юго-восточных степных районах расположены кумысолечебные санатории Заволжья и Южного Урала, пребывание в которых оказывает столь благоприятное действие на туберкулезных больных. Не отрицая значения кумысного лечения, нельзя пройти и мимо фактора повышенной аэроионизации этих районов.

Это подтверждается исследованиями целого ряда советских и зарубежных ученых, изучавших влияние аэроионов на туберкулезных больных.

В 1905 г. К.А. Вальтер в своем докладе о влиянии метеррологических факторов на здоровье человека уделил большое внимание действию естественных аэроионов, особенно аэроионов положительной полярности. Эти аэроионы, по его мнению, оказывают крайне неблагоприятное действие на лиц слабого телосложения, стариков с явлениями склероза, ревматиков, неврастеников, вызывая у них ощущения боли, слабости, озноба и т.д. Франкенгейзер, изучавший вопрос о влиянии погоды на заболеваемость, считает, что ревматоидные симптомы чаще всего появляются под влиянием перемен знака полярности аэроионов.

В 1910 г. П. Стеффенс предложил способ лечения, названный им "анионотера пия", т.е. лечение отрицательными ионами (анионами) воздуха. Прибор П. Стеффенса состоит из индуктора с молоточковым прерывателем, дающим искру в несколько сантиметров. Одна клемма индуктора соединяется с металлическим листом, покрытым деревянной пластинкой, на котором помещаются ноги больного. Другая клемма индуктора отводится к группе вертикально укрепленных проволок, очень тонких, расположенных по кругу и образующих своего рода клетку. Установка П. Стеффенса возбуждает внутри клетки биполярный аэроионный поток с некоторым преобладанием отрицательных аэроионов, направленный на находящегося в этой клетке больного (литературы, посвященной вопросу о действии этой установки, немного). П. Стеффенс предлагал лечить "анионами" ревматизм и подагру.

Граблей опубликовал работу, в которой доказывал, что обострения и ухудшения при некоторых заболеваниях совпадают с повышенным содержанием в воздухе положительных аэроионов. Особенно хорошую совпадаемость с появлением данных физических агентов воздуха Граблей обнаруживает в так называемые "критические дни" у подагриков. В работе Г. Спор наложены исследования по установлению связи между периодичностью ионизации атмосферы и интенсивностью процесса дыхания у растений.

В 1915 г. выходят две работы. Кунов произвел серию наблюдений над действием аэроионов отрицательной полярности, получаемых от пучка катодных лучей. Отмеченные им физиологические изменения и сдвиги тех или иных реакций в организме носили по большей части настолько субъективный характер, что на основании их трудно было сделать какой-либо определенный вывод. Корфф-Петерсен изучил ионизацию воздуха внутри жилых помещений, причем установил, что в воздухе комнат меняется число аэроионов. Изменение числа аэроионов в комнатном воздухе он объясняет, между прочим, радиоактивным распадом некоторых веществ, заключающихся в штукатурке стен.

За время с 1918 по 1921 г. вышли в свет работы А. Уршпрунга и А. Гоккеля о влиянии физиологических процессов, протекающих в растениях, на ионизацию воздуха; работа Р. Штоппель о влиянии степени проводимости воздуха на интенсивность дыхания у растений; работа М. Генричи о влиянии ионизации воздуха на газообмен растений. Две последние работы установили влияние ионизированного воздуха на газообменные процессы у растительных организмов. Отсутствие при проведении опытов измерений числа положительных и отрицательных аэроионов и получение ионизации от радиоактивных веществ, без защиты объекта от радиоактивных излучений, делают данные работы лишенными серьезного значения.

Работы упомянутых исследователей отличались рядом крупных недостатков. Во-первых, возбуждение ионизации воздуха во всех без исключения случаях сопровождалось появлением в воздухе разных примесей, неминуемо искажающих результаты опытов, а именно: излучений с короткой длиной волны, икс-лучей, лучей радия, частиц угольной пыли, значительных количеств озона и азотистых соединений и т.д. Во-вторых, полностью отсутствует во всех случаях необходимая униполярность аэроионов. В установке П. Стеффенса индуктор работал без выпрямителя, т.е. продуцировал как положительные, так и отрицательные аэроионы. Во всех прочих случаях отсева аэроионов одного знака от аэроионов другого знака также не производилось. В-третьих, учет биологических и физиологических реакций был далеко не достаточным и не точным. Было ясно, что надо поставить такие опыты, при которых реакции животных на воздействие строго униполярных аэроионов можно было бы точно регистрировать.

Ковда автору пришлось вплотную столкнуться с вопросом о действии униполярных ионов воздуха на живые организмы, то оказалось, что вопрос этот оставался открытым и необходимо было его заново исследовать, хотя литература о нем насчитывала несколько сот печатных работ. Все эти работы не обладали научной ясностью и достоверностью.

Чем же можно было объяснить столь непонятное, парадоксальное явление, что многочисленные опыты с ионизированным воздухом не дали общепризнанных стабильных результатов? Ответ на этот вопрос оказался чрезвычайно простым. Изучение мировой литературы показало, что почти все без исключения экспериментаторы не придавали значения полярности аэроионов, которыми они воздействовали на живые организмы.

Еще П. Бертолон, основываясь на своих замечательных по тому времени наблюдениях, писал о том, что отрицательная электрическая материя, или, говоря языком современной науки, аэроионы отрицательной полярности, оказывают при некоторых заболеваниях целебное действие. С. Лемстрем и О. Принсгейм в конце прошлого века, экспериментируя с искусственной аэроионизацией и влияя ею на растения, подобно П. Бертолону, нашли, что отрицательные аэроионы оказывают благоприятное действие на энергию прорастания семян и урожайность. П. Стеффенс, применяя биполярную ионизацию с избытком отрицательных ионов к лечению ревматических заболеваний, получил весьма обнадеживающие результаты. Однако на фоне нескольких сотен неудачных опытов единичные наблюдения П. Бертолона, С. Лемстрема, О. Принсгейма и П. Стеффенса оставались мало заметными.

Изучение мировой литературы привело к необходимости сосредоточить внимание именно на полярности аэроионов и изучить биологическое действие как положительных, так и отрицательных аэроионов

в отдельности. Для этих целей в 1918 г. впервые автором был применен источник тока высокого напряжения с выпрямителем, который позволил получить с помощью электрического эффлювия в воздухе лаборатории число аэроионов порядка 10 в 1 см только отрицательной или только положительной полярности <рис. 1). В этих опытах автору оказали незаменимую помощь Л.В. Чижевский и О.В. Лесли.

В табл. 1 приводятся результаты исследований над крысами, проводившихся в 1919 г.

Опыты над крысами впервые с полной очевидностью показали, что аэроионы отрицательной полярности оказывают на организм животного благоприятное действие, а аэроионы положительной полярности следует считать фактором биологически неблагопрятным и даже вредным. Известный шведский физиохимик проф. Сванте А. Аррениус, автор работ по изучению биологического действия атмосферного электричества, заинтересовался нашими опытами и дал им весьма положительную оценку. О продолжении этих работ высказывались А.М. Горький и А.В. Луначарский. Те же исследования получили поддержку и от советских ученых — акад. П.П. Лазарева, профессоров А.О. Бачинского, В.К. Аркадьева и А.А. Эйхенвальда

В то же время работы автора вызвали резкую критику со стороны некоторых ученых, которые априорно считали, что только аэроионы положительной полярности могут оказывать хорошее влияние на организм. Несмотря на тяжелое в то время экономическое положение нашей страны, Наркомпрос, учитывая большое значение этого вопроса для советской науки, приложил все усилия для налаживания этих

исследований. В 1920—1922 гг. автор повторил серию опытов с влиянием на животных только отрицательных аэроионов (табл. 2).

Вторая серия опытов с влиянием ионов воздуха отрицательной полярности была начата 30 ноября 1920 г. и закончена 21 февраля 1922 г., т.е. длилась с некоторыми неизбежными в биологических исследованиях перерывами около 14 мес За это время были поставлены шесть опытов. В качестве тестов были взяты лишь самые простые, но, может быть, в то же время самые надежные и важные показатели — масса животных, количество съеденных кормов, смертность и внешний вид. Подопытными и контрольными животными были белые крысы. В опыты вошли также крысы, частично сохранившиеся от опытов 1919 г. Здесь следует отметить один далеко не маловажный факт: смертность крыс, получавших только сеансы ионизации воздуха отрицательной полярности, оказалась за истекшие месяцы в 5,3 раза меньше, чем смертность крыс контрольных или получавших аэроионы положительного знака. Это наблюдение позволяет говорить о благотворном последействии на животный организм аэроионов отрицательной полярности Хотя опыты в течение декабря 1919—ноября 1920 гг. не проводились, наблюдения в указанный период за животными, ранее подвергавшимися аэроионизации, проводились и дали совершенно неожиданный и исключительно важный результат: отрицательные ионы воздуха способствуют укреплению организма и продлению жизни животных, предохраняя их от преждевременной смерти.

В своем докладе автор писал: "В будущем надлежит с чрезвычайной тщательностью изучить "механизм" именно этого действия ионов воздуха отрицательного знака. При условии подтверждения этого факта на большом материале, при общедоступности "ионификации" помещений, будущий человек, пользуясь этим способом, может провести планомерную борьбу за свое долголетие". Впоследствии этот факт был неоднократно подтвержден нами, нашими учениками и последователями.

Вторая серия опытов не только подтвердила опыты 1919 г., но и дала такие отчетливые результаты, что считать их лишь предварительными или лишь ориентировочными нет никаких оснований. Надо считать их вполне убедительными и отвечающими в положительной форме на поставленный вопрос.

Само собой разумеется, что как в первой серии опытов 1919г., так и во второй серии мы строго придерживались общеизвестных правил в деле подбора опытных и контрольных животных (масса, пол, возраст, родство, кормление и т.д.).

Из табл. 2. следует:

во время всех шести опытов, длившихся 325 дней, среди 90 подопытных крыс отход был равен трем крысам, среди 90 контрольных крыс — 27, т.е в 9 раз большим при соответственно равных условиях кормления, ухода и содержания. Животные первого опыта шли в четвертый опыт, второго — в пятый, третьего — в шестой с добавлением новых крыс. Контрольное число животных, по мере их отхода, пополнялось из вивария. Вторая серия опытов дает подтверждение тому факту, что аэроионы отрицательной полярности являются ж изне поддерживающим деятелем внешней среды;

средняя масса опытных крыс во всех опытах неизменно превышала массу контрольных животных. В пятом опыте это превышение достигло 35%. Было замечено, что чем моложе были подопытные крысы, тем больший эффект получался в прибавке массы;

аппетит у опытных крыс, вообще говоря, был больший, чем у контрольных, но не настолько, что им можно было бы объяснить прибавку в массе у подопытных крыс. Поэтому можно предполагать, что ионы воздуха отрицательной полярности способствуют лучшему усвоению кормов.

Действительно, из табл. 2 видно, что зависимость между средней массой животных и съеденным кормом очень мала. Следовательно, увеличение средней массы животных необходимо приписать не большему количеству съеденного корма, а лучшему усвоению пищи, наступающему под влиянием отрицательных ионов воздуха. На этот факт нами впоследствии было обращено внимание сельскохозяйственных организаций, а указанные выводы были подтверждены специальными исследованиями.

Необходимо отметить еще некоторые явления, не получившие отражения в табл. 2. До опыта очень многие крысы страдали в той или иной мере "слабостью ног (авитаминоз Д — рахит). После 15—20 сеансов ионизации отрицательной полярности рахит у крыс пропадал совсем. В то же время крысы, находящиеся в контрольной группе и получавшие совершенно одинаковый с подопытными животными корм, жестоко болели рахитом. Крысы, находившиеся ежедневно по 30 мин в отрицательно ионизированном воздухе, быстро выздоравливали от рахита. Это явление было настолько наглядным, что его легко было констатировать во всех исследованиях.

Можно сказать несколько слов об общем тонусе и внешнем виде подопытных и контрольных животных. Животные, подвергаемые ежедневным сеансам отрицательно ионизированного воздуха, уже через несколько дней после начала опыта приобретали хороший вид, нервный тонус их улучшался и моторика увеличивалась (игры, половые акты и т.д.). В контрольной группе не было замечено ни разу столь значительной разницы в поведении животных, в их тонусе и хабитусе

Однако и эти опыты не убедили некоторых ученых (А.П. Соколов, М.Н Шатерников и др.). В ответ на сделанные нам возражения в июле—сетябре 1922 г. были проведены еще две группы опытов с влиянием только положительных аэроионов. Результаты этих опытов представлены в табл. 3.

Каждый опыт длился по 30 сут. Под опытами находилось 60 белых крыс, подобранных равноценно контрольной группе, в которой было также 60 белых крыс. Кроме сеансов ионизации положительного знака, все прочие условия содержания и кормления как подопытных, так и контрольных животных были совершенно равны. Животные взвешивались каждую пятидневку, корм взвешивался перед раздачей и после нее.

Из табл. 3 видно:

смертность в опытных группах была катастрофически велика и составляла по отношению к первоначальному числу крыс 58,3%. За то же время в контрольных группах из 60 животных пало только 6, т.е. 10%;

средняя масса крыс в опытных группах неизменно падала и достигла в среднем к 30-му дню опыта 92% первоначальной массы животных. Масса контрольных крыс увеличилась за 60 дней опыта в среднем на 5,7%;

средняя масса съеденного опытными группами крыс корма обнаруживает ту же картину: она непрерывно падала и в результате составила 75,2% по сравнению со средней массой кормов, съеденных животными в контрольных группах.

Из общих наблюдений можно отметить, что в опытных группах падеж животных начался с 5-го дня опыта, в контрольных первый случай падежа относится к 12-му дню. Явление общей депрессии в поведении опытных животных началось уже на 2—З й день после начала опыта. Крысы выглядели плохо, играли вяло, ели мало. Подстилки у опытных групп были мокры. Животные с каждым днем становились все неряшливее, у большинства из них обнаруживался понос. В контрольных группах ничего подобного не наблюдалось.

Итак, уже в результате этих опытов 1922 г., а также предыдущих длительных исследований автора можно было считать установленным диаметрально противоположное действие на организм животных отрицательных и положительных аэроионов. Это действие касалось продолжительности жизни, смертности, заболеваемости, аппетита и массы животных. Применение аэроионов отрицательной полярности необходимо было признать целебным и благотворным фактором.

К этому времени можно было смело утверждать, что основные трудности организации и проведения экспериментальных работ над крысами были полностью преодолены. Четкие и ясные результаты, полученные в этих экспериментах, говорили не только о противоположном биологическом действии положительных и отрицательных ионов воздуха, но и о несомненно целебном и благотворном их значении, вопреки мнению некоторых специалистов. Установление этого важнейшего факта, ныне подтвержденного сотнями ученых во многих странах мира, — в те годы открыло нам новую и более широкую возможность опытных изысканий и что самое важное и самое главное, это то, что у нас появилась уверенность в правильности наших теоретических и экспериментальных выводов.

В 1922—1926 гг. автором была проведена серия исследований с целью изучения вопроса о влиянии искусственно ионизированного воздуха на функциональное состояние нервной системы у животных, которое могло быть учтено объективным способом, так как выражалось в форме внешних проявлений поведения. Для этого опыта были сконструированы особые клетки с подвижными половицами, снабженными электрическими отметчиками движений. Перемещение животного фиксировалось стрелкой электрического отметчика. Этими опытами впервые было доказано действие аэроионов отрицательной (рис. 2) и положительной (рис. 3) полярности на функциональное состояние нервной системы крыс.

Ионизация воздуха во время этих опытов получалась с помощью указанного выше способа. Измерение степени ионизации воздуха производилось электрометром и аспирационным аппаратом. Озон при действии установки как в первых, так и последующих опытах не вырабатывался. Это обеспечивалось строго вычисленной величиной сеток и соответствующим числом острий на них.

В 1925 г. были осуществлены опыты по изучению влияния униполярных аэроионов на поведение пчелиной семьи. Во время всех этих опытов было также обнаружено благотворное влияние отрицательно ионизированного воздуха на подопытные объекты.

В опытах с крысами при сравнении подопытных животных с контрольными была отмечена их большая жизненность, хорошая масса, хорошая шерсть, подшерсток, более здоровое потомство и особенно большая продолжительность жизни. О здоровом состоянии подопытных крыс свидетельствовал отличный аппетит, значительно превышавший аппетит контрольных животных, увеличение массы, отсутствие

рахита, которым болели контрольные животные, и другие явления. Эти наблюдения привели к тому заключению, что отрицательно ионизированный воздух оказывает весьма благоприятное влияние на организм, они побудили нас к дальнейшим теоретическим и экспериментальным исследованиям.

В практической лаборатории зоопсихологии Главнауки Наркомп-роса (1926—1929) были осуществлены исследования о влиянии отрицательных аэроионов на экзотических животных.

О некоторых работах в этой лаборатории пишет научный сотрудник лаборатории Б.Б. Кажинский: "Как известно, обезьяны шимпанзе Московского зоопарка весьма чувствительны к особенностям московского климата и редко когда выживают более 3 лет со времени их доставки в Москву. В условиях же Практической лаборатории зоопсихологии подопытный шимпанзе по кличке "Мимус" прожил 6 лет только потому, что ежедневно подвергался сеансам вдыхания отрицательно ионизированного воздуха в "аэро ионоаспиратории" по 30 мин в сеанс".

В своем отзыве о работах автора директор Зоологического музея МГУ член ученого совета Практической лаборатории зоопсихологии проф. Г.А. Кожевников от 3 июня 1926 г. писал: "К другой категории исследований АЛ. Чижевского относятся физиологические эксперименты как над целыми животными, так и над изолированными нервными элементами. Они имеют целью выяснить механизм, управляющий нервно-психическими процессами в организме в зависимости от воздействия на него физических факторов, имеющих место в естественной среде, окружающей организм, а именно: ионизированного воздуха, электрического и электромагнитного полей, влияние которых главным образом и исследует А.Л- Чижевский .

Из всех этих опытов и наблюдений о влиянии отрицательных аэроионов на организм животных можно вывести следующий ряд заключений. При воздействии на него отрицательно ионизированным воздухом: 1) увеличивалась двигательная деятельность животных; 2) проявлялся у них усиленный аппетит; 3) значительно увеличивалась

масса; 4) воспроизводилось более здоровое потомство; 5) значительно улучшалась шерсть и густел подшерсток; 6) наблюдалось явное усиление половой активности; 7) укреплялись механизмы сопротивления болезнетворному началу: инфекционные заболевания проходили легче и опытные животные выздоравливали быстрее, чем контрольные; 8) снижались в несколько раз смертность по сравнению с контрольной группой; 9) значительно увеличивалась средняя продолжительность жизни опытных животных по сравнению с контрольными. Можно было уже думать о широком применении аэроионов в медицине.

Еще в самом начале по поводу результатов наших работ началась борьба мнений.

Так, например, проф. А.П. Соколов считал, что только положительные аэроионы могут оказывать положительное действие, а отрицательные ионы воздуха должны оказывать вредное действие. В своих работах 1922—1926 п он утверждал, что при норд-осте, когда имеет место увеличение числа отрицательных ионов, человек чувствует себя плохо, у него появляется ряд недомоганий. В статье "Наблюдение ионизации воздуха в

Анапе и в курортах Сочинского района в 1924 и 1926 гг." он пишет о том, что в Сочи, на берегу моря, "преобладала главным образом положительная ионизация . . ., которая должна была оказывать благотворное действие на купающихся в море и берущих солнечные ванньГ. А.П. Соколов думал, что следует придерживаться "естественных условий, т.е. "электричества хорошей погоды", с преобладанием аэроионов положительной полярности. Иначе говоря, он считал, что в воздухе следует возбуждать положительное электричество, а отрицательное отводить к земле.

Экспериментальное решение вопроса о противоположном биологическом и физиологическом действии аэроионов положительной и отрицательной полярности было очень важной задачей. И решение нами этой задачи еще в те годы привело к организации ряда исследований, которые позволили обосновать учение о действии на организм атмосферного электричества и искусственных униполярных аэроионов.

Мы остановились на этом факте потому, что экспериментальное открытие благотворного влияния аэроионов именно отрицательной полярности встречало в течение ряда лет (1920—1927 гг.) резкую оппозицию, а это открытие было краеугольным камнем, важнейшей и первейшей основой всей проблемы.

Положительные результаты исследований по применению аэроионов отрицательной полярности к лабораторным и экзотическим животным, а также наблюдения над больными людьми (1918—1930 гг.), осуществленные автором совместно с врачами С.А. Лебединским, АЛ. Соколовым, В.А. Михиным, Д.П. Соколовым и Н.К. Утц, привели к изданию специального постановления Советского правительства .

Уже в конце 20-х годов советской печати пришлось отстаивать приоритет автора этой книги от претензий зарубежных ученых, кстати сказать, ничем не обоснованных.

Так, например, редакция журнала "Курортно-санаторное дело" — орган курортного управления НКЗ РСФСР (посвященный научно-практическим вопросам бальнеологии, климатологии, физиотерапии, курортного и санаторного строительства) в т. 9, № 5 на с. 290 за 1931 г., вслед за статьей автора и Н.К. Утц писала: "От редакции. Настоящая статья заслуживает быть отмеченной; помимо того общего интереса, который она вызывает, также еще и потому, что экспериментальные исследования А.Л. Чижевского над влиянием ионизированного воздуха на здоровые и больные организмы получили в самое последнее время (конец 1930 г.) блестящее подтверждение в опытах профессоров Дессауера и Страсбургера во Франкфурте-на-Майне. Эти ученые подтвердили полностью все основные выводы А Чижевского о биологическом, а равно и профилактическом и терапевтическом действии ионизированного воздуха, полученные нашим исследователем уже несколько лет назад".

Надо надеяться, что приведенные факты положат конец распространению ложных сведений о якобы основополагающей роли работ А.П. Соколова. Как известно, А П Соколов обогатил науку многочисленными измерениями концентрации аэроионов и ознакомил русских врачей с идеями Е А Ашкинасса, В. Каспари, Г. Пикарда и других зарубежных специалистов, что было большим вкладом в отечественную науку.

31 мая 1931 г. в газете "Известия" автором была четко сформулирована проблема аэроионификации:

"Небывалый рост социалистического строительства во всех областях общественной жизни, быстрое развитие социалистического сектора животноводческой промышленности, создание сети гигантских генераторов электрической энергии и связанная с ними электрификация всех областей человеческого труда обязывают науку к скорейшему разрешению одной из важнейших и замечательных по своему содержанию проблем, которую советская наука лишь недавно выдвинула в свои первые ряды, именно проблемы и нификации

Эта проблема лежит на границе успехов физико химии и биологии и охватывает собою всю огромную область жизненных проявлений человека и животных. Сущность ее заключается в искусственном создании внутри помещений одного из главных элементов окружающей нас физико-химической среды — атмосферного электричества, именно воздушной ионизации, как важнейшего климатического фактора и в то же время мощного биологического деятеля. Это с одной стороны. С другой же стороны, проблема ионификации состоит в воздействии искусственно полученными воздушными или газовыми ионами на организм людей и животных в лечебных целях, а также в особом воздействии на организм животных в целях промышленных".

На ассигнованные правительством средства оказалось возможным привлечь к участию в работе ЦНИЛИ видных зоотехников, врачей, физиологов и биохимиков. О размахе исследований свидетельствуют два капитальных тома, опубликованные ЦНИЛИ в 1933 и 1934 гг., и список законченных исследований, которые должны были составить содержание еще двух томов. В исследованиях, выполненных ЦНИЛИ или по ее заданию, участвовало до 50 научных деятелей. Многие из них проявили исключительный энтузиазм и необычайное упорство в проведении трудоемких исследований. Труды лаборатории в скором времени были переведены на многие иностранные языки, они получили мировое распространение и всеобщее признание.

Нельзя не отметить, что одним из первых, кто поднял тяжелый груз забот по организации и проведению научно-исследовательских работ в области аэроионификации птичников в совхозе "Арженка" и Воронеже, был В. А. Кимряков. Ему мы обязаны точностью проведения опытов, которые не потеряли своего значения и в настоящее время. На огромном живом материале были прослежены результаты влияния отрицательных аэроионов на обмен веществ, результаты, к которым ныне мало что можно добавить. По вопросам промышленного птицеводства в ЦНИЛИ консультировали видные специалисты — профессора Б.И. Куров и В.В. Фердинандов.

Доктор биолог, наук А.А. Передельский возглавлял Биологическое отделение ЦНИЛИ. С группой сотрудников он со скрупулезной точностью и исключительной тщательностью изучил влияние аэроионов отрицательной и положительной полярности на эмбриональное

развитие дрозофилы, последействие аэроионов, значение дозировок, первичные механизмы биологической реакции на аэроионы, влияние отрицательных и положительных аэроионов на митогенетический режим крови, ректальную температуру, сахар в крови, щелочный резерв | крови и т.д. В острых опытах он показал роль легочного аппарата как ! первого приемника аэроионов и подтвердил также противоположное влияние на организм аэроионов разной полярности.

Постоянным консультантом ЦНИЛИ по физиологии был А.В. Ле-онтович — проф. Сельскохозяйственной академии им. К.А. Тимирязева и акад. АН УССР. Он был хорошо знаком с работами автора по аэроионизации еще с 1924 г. и весьма эрудирован в этой области. При его консультации в Практической лаборатории зоопсихологии Глав-науки Наркомпроса (директор В Л. Дуров) в 1926—1929 гг. были проведены наблюдения за экзотическими животными, подвергавшимися аэроионотерапии. Под его общим наблюдением в 1931—1935 гг. проводились исследования о влиянии отрицательных аэроионов на свиней и кроликов, давшие весьма интересные результаты. Профессор зоологии МГУ Г.А. Кожевников консультировал по вопросам биологии пчел при проведении опытов над ними в совхозе "Марфино". Проф. К.И. Кржишковский с сотрудниками изучал вопрос о влиянии аэроионов отрицательной полярности при различных авитаминозах.

Изучение реакций у коров на воздействие аэроионов отрицательной полярности производили ученые Вологодского института молочного хозяйства — проф. И.В. Долгих, доц. В.А. Скворцов, В.П. Перов и др. Изучение влияния того же фактора на овец производилось в совхозе "Большевик" № 12 на Северном Кавказе при участии представителей ЦНИЛИ — зоотехников Б.Н. Голубева, К.Д. Филяцдского и др.

В конце 1931 г. в ЦНИЛИ разрабатывалась обширная программа физиологических исследований. В качестве консультанта-физиолога был приглашен проф. Л.Л. Васильев. В 1932—1936 гг. он с группой сотрудников на средства ЦНИЛИ выполнил ряд необходимых ей работ по дальнейшей расшифровке механизма действия униполярных аэроионов. Это были работы по газообмену, хронаксии и физико-химии крови. В данных исследованиях подтвердилось противоположное дей-1 ствие положительных и отрицательных аэроионов.

Летом 1932 г. на Воронежской станции аэроионификации в птицеводстве совместными усилиями Л.Л. Васильева и А.Л. Чижевского на материале работ ЦНИЛИ была обоснована теория органического электрообмена, позволившая приблизиться к пониманию механизмов физиологического действия униполярных аэроионов на организм и наметившая пути дальнейших физиологических исследований. Эти дальнейшие исследования частично удалось осуществить в периоды 1933-1936 и 1939—1942 гг., когда под общим руководством автора были созданы при Управлении строительства Дворца Советов две лаборатории аэроионификации, и Л.Л. Васильев был снова приглашен принять участие в этих работах.

По приглашению ЦНИЛИ работали следующие физики: профессора А.И. Божевольнов, А.Б, Вериго, А.П. Поспелов, Л.Н. Богоявленский, а также В.И. Жилен ко в, Б.Я. Ямпольский, А.С. Путилин и др.

Использование аэроионов в медицине, начатое автором совместно со многими врачами еще в начале 20-х годов, к середине 30-х годов получило широкое развитие; аэроионы стали применяться с терапевтическими целями при лечении ряда заболеваний. Эти работы еще в 1926—1930 гг. привлекли живейшее внимание отечественных и зарубежных медиков, и с этих пор интерес к ним возрастал с каждым годом Врачи во многих странах мира начали успешно применять аэроионы отрицательной полярности, и уже в 30-х годах фундаметальные руководства по физиотерапии, климатологии, климатотерапии, биофизике, гигиене имели специальные главы, посвященные действию отрицательных аэроионов на организм человека. В содружестве с ЦНИЛИ работали врачи во многих городах — в Москве, Воронеже, Ленинграде, Киеве, Гагре, и эта совместная работа принесла отечественной медицине большую пользу. Наркомздрав РСФСР в 1931—1932 гг. рекомендовал метод автора для широкого внедрения в больницы и клиники.

За время с 1930 по 1936 г. автором с многочисленными сотрудниками ЦНИЛИ были проведены опыты с тысячами биологических объектов: мышами, крысами, морскими свинками, кроликами, овцами, свиньями, рогатым скотом, птицами (куры и цыплята), инкубируемыми яйцами, пчелами, дрозофилой, семенами различных растений и самими растениями (огородные культуры, хлебные злаки) и, наконец, были проведены наблюдения над здоровым и больным человеком.

Опыты с животными и птицами показали, что аэроионы отрицательной полярности предохраняют слабые экземпляры от гибели, увеличивают массу и рост молодняка, повышают продуктивность скота и домашней птицы, усиливают половую деятельность, улучшают усвояемость кормов и общий обмен веществ, повышают моторику, положительно действуют на состав крови, восстанавливают защитные свойства организма и влияют терапевтически на животных и птиц. В ряде опытов было обнаружено длительное благотворное последействие отрицательных аэроионов, а также благотворное действие отрицательных аэроионов на потомство "ионизированных" животных и птиц. Отрицательно ионизированный воздух оказывает стимулирующее действие на энергию прорастания семян и урожайность культур. Через несколько лет эти исследования получили полное подтверждение в капитальных трудах японских ученых.

В результате клинических наблюдений было выяснено, что многие заболевания отлично поддаются лечению отрицательными аэроионами. К таким заболеваниям относятся: бронхиальная астма, катары верхних дыхательных путей, гипертоническая болезнь, болезни эндокринных желез, нервной системы, кожные заболевания и др. На больных некоторыми формами легочного туберкулеза в его начальных стадиях отрицательно ионизированный воздух безусловно оказывает благоприятное действие. Были проведены работы по применению аэроионов при лечении ран и ожогов.

Изучение механизмов влияния аэроионов отрицательной и положительной полярности показало, что униполярные аэроионы оказывают воздействие на ряд вегетативных и анимальных функций отдельных органов и на жизнедеятельность организма в целом. Аэроионы влияют на функциональное состояние нервной системы и ее высших отделов, кровяное давление, тканевое дыхание, обмен веществ, температуру тела, на физико-химические свойства крови, соотношение белковых фракций крови, качество белой и красной крови, кроветворение, реакцию оседания эритроцитов, рН крови, гемоглобин, катала-зу, сахар крови, электрокинетический потенциал эритроцитов, изо-электрические точки крови и ее компонентов, митогенетический режим крови, изоэлектрические точки тканевых коллоидов и т.д. Такого рода универсальность физиологического воздействия униполярных аэроионов объясняется тем, что они влияют на основные физико-химические процессы, протекающие в организме.

В конце 1937 г. автору было предложено организовать две лаборатории аэроионификации при Управлении строительства Дворца Советов. Здесь при содействии Г.Б. Красина можно было осуществить исследования, имеющие большое научное значение. В лаборатории кафедры общей и экспериментальной гигиены 3-го Московского государственного медицинского института при исключительно внимательном отношении проф. В.К. Варищева в 1938—1942 гг. были проведены опыты по исследованию влияния на животных дезионизированного, а также дезионизированного и затем искусственно ионизированного воздуха. Эти исследования в окончательной форме помогли решить важнейшую задачу о воздухе, а вместе с ней и проблему аэроионификации населенных (обитаемых) помещений. Нельзя обойти молчанием инициативу А.С. Зарецкого, который в 1938—1939 гг. оценил значение аэроионов и также создал условия для проведения опытов на транспорте.

Научиться управлять электрическими свойствами воздуха внутри наших жилищ, гражданских и производственных зданий, внутри помещений для животных и т.д. в целях санитарно-гигиенических, профилактических, терапевтических, стимулирующих — вот каковы перспективы аэроионификации. Накопленный наукой за 200 лет громадный материал наблюдений и опытов говорит о мощном биологическом действии аэроионов. Следовательно, остается лишь овладеть этой силой природы и направить ее на благо человеку. В таком аспекте проблема аэроионификации приобрела универсальное значение и заняла подобающее ей место в ряду великих научных проблем текущего столетия.

Однако прежде чем проблема аэроионификации могла быть поставлена в указанной форме, потребовалась громадная теоретическая и экспериментальная работа, упорный труд, много размышлений и проверка теории в опытах. Эту почетную задачу и приняла на себя наша отечественная наука.

Главные вопросы проблемы были решены в нашей стране. Во-первых, было строго научно доказано благотворное действие на организм аэроионов отрицательной полярности; во-вторых, были выяснены дозировки отрицательных аэроионов, обладающие наилучшим действием на организм без каких-либо вредных последствий. В-третьих, была разработана электроэффлювиальная аппаратура, позволяющая ионизировать воздух помещений независимо от их объема.