Меню сайта

загрузка...

Предыдущая     |         Содержание     |    следующая

Промышленная ионизация воздуха

Действие униполярных аэроионов на электрогуморальные явления

При спокойном дыхании объем легочной вентиляции человека равен 8000 см /мин. Если из этой цифры вычесть то. что задерживается в трахее и бронхах, то получим около 6000 см , из которых на долю кислорода приходится в среднем 1200 см . Эти 1200 см кислорода растекаются по поверхности 700 млн альвеол, равной 100 см .

Мимо этой громадной поверхности, периодически бомбардируемой аэроионами, непрерывным потоком бежит кровь — дисперсная система, энергия которой связана с развитием ее поверхности. Эритроциты играют в газообмене основную роль. Поверхность одного эритроцита равна 109,46 мкм . Общая поверхность эритроцитов в 5 л крови равна примерно 2750 м , т.е. почти в 1500 раз больше, чем поверхность человеческого тела. Поверхность эритроцитов, находящихся в каждый данный момент в легочных капиллярах, составляет около 130 м . Благодаря близкому совпадению диаметра капилляра (8— 9 мкм) с диаметром эритроцита (в среднем 7,5 мкм) последние проходят по капилляру поодиночке и соприкасаются с его стенками. Это облегчает диффузию газов и способствует эффективному использованию поверхности эритроцита. В том направлении действует беспрерывное вращение эритроцита в токе крови и резкое замедление скорости тока крови в капиллярах, доходящей до 0,5 мм/с. Таким образом, 2750 м поверхности эритроцитов вплотную соприкасаются с тончайшею преградой, через поры которой происходит газообмен и к которой притекают электрические заряды (АЛ. Чижевский, 1944).

При соприкосновении этих двух громадных поверхностей и происходит воздействие аэроионов на кровь. Выдыхаемые аэроионы могут быть представлены как "диффузный электрод", по которому течет "униполярный" ток и который накладывается на тысячи квадратных метров поверхности крови и таким образом непосредственно воздействует на нее.

Кровь, протекающая по легочным капиллярам, одна из первых (помимо нервно-рефлекторных приборов) реагирует на вдыхание униполярных аэроионов путем изменения своих электрических свойств. Поэтому нами еще в 20-х годах было обращено внимание на внутреннюю среду организма, как на чувствительнейший объект, который должен помочь при изучении механизмов действия униполярных аэроионов на организм, на его ткани и органы. С другой стороны, если высказанное положение отвечает действительности, организму далеко не безразлично, каким воздухом он дышит — ионизированным или лишенным аэроионов. Это положение имеет уже практическое значение и должно быть воспринято и разработано той областью гигиены и физиологии, которая изучает воздух населенных помещений и действие этого воздуха на человека,

Система воздух — кровь является самой важной и самой ответственной за жизнь системой общения организма с внешней средой. Она находится в непрерывном действии в течение всей жизни, и прекращение ее работы означает смерть организма. Вопросы химического состава и особенно физического состояния вдыхаемого воздуха до сих пор не привлекли к себе должного внимания физиологов и гигиенистов. Разработка этого важнейшего вопроса все еще находится в рудиментарном состоянии, в то время как на нее следовало бы обратить пристальное внимание и направить силы человеческого ума на самое подробное и всестороннее исследование системы воздух — кровь. Многое из того, что до сих пор сделано физиологией дыхания, есть только преддверие того, что еще надлежит сделать в ближайшем будущем. В качестве иллюстрации "железного закона" системы воздух — кровь приведем следующий пример.

Экспериментально установлено, что за время одного вдоха 1 см крови соприкасается с 1,48 см воздуха. Мы говорим "соприкасается", ибо общепризнано, что стенка эндотелия легочного капилляра, находящаяся между альвеолярным воздухом и кровью, играет лишь пассивную роль, так как кислород проникает в кровьлтутем диффузии. Оказывается, что число молекул кислорода, содержащихся в 1,48 см воздуха, соответствует числу атомов железа во всех эритроцитах, находящихся в 1 см нормальной крови (А.Л. Чижевский, 1945). Известно, что один атом железа в молекуле гемоглобина связывает два атома или одну молекулу кислорода.

Отсюда видно, насколько точно пригнаны один к другому различные приборы живого организма: работа эритроцитных депо ц костного мозга, подающих в кровеносное русло в единицу времени определенное число эритроцитов; работа сердца и сосудистой системы, своевременно доставляющих в капилляры, оплетающие альвеолы, определенные объемы крови в ту же единицу времени; работа легочного аппарата, скорость диффузии через стенки капилляров, скорость распределения и реакции соединения в эритроцитах и т.д. Безукоризненная и математически точная, строго координированная работа живой системы прекрасно иллюстрируется этими связями. Имеется основание высказать предположение о наличии принципа квантитативной эквивалентности между числом молекул кислорода, приходящихся

при одном вдохе на один эритроцит, с одной стороны, и усвоением молекул кислорода в единичном эритроците за то же время — с другой. Существует ли закономерность такого рода для вдыхаемых аэроионов и их усвоения кровью и тканями? Если ответ на данный вопрос основывать на многочисленных экспериментальных работах, то можно прийти к положительному заключению. Процесс этого "усвоения" представляется значительно более сложным, чем процесс соединения кислорода с гемоглобином, и в настоящее время он не может быть связан, как об этом уже говорилось и будет видно дальше, простыми количественными соотношениями, ибо в крови происходят процессы каталитического характера.

Кровь представляет собой многофазную и полидисперсную систему, пространственная устойчивость которой обязана в основном электрическим зарядам, окружающим ее корпускулярные элементы. Экспериментально установлено, что поверхность морфоэлементов крови — эритроцитов, тромбоцитов и лейкоцитов — несет заряд отрицательного знака. Заряд того же знака несут белковые коллоиды кровяной плазмы — альбумины и глобулины. Только фибриноген имеет слабый заряд положительной полярности. Электрический потенциал, приложенный извне к системе телец крови, должен воздействовать на них в зависимости от его величины и полярности.

Циркулирующая по сосудам кровь, будучи системой коллоидов и суспензий, является в то же время системой электростатической, в которой электрические заряды, окружающие белковые частицы и морфологические элементы, препятствуют частицам при движении сталкиваться друг с другом (электрораспор) и сохраняют их высокоразвитую физиологически активную поверхность. Электрические заряды, электрические и магнитные поля частиц движущейся крови способствуют рассредоточению дисперсных и форменных элементов крови в пространстве и непрерывно поддерживают динамически равновесное состояние всей системы. Нашими работами показано, что электростатическая и магнитная системы крови обладают высокой степенью чувствительности к электрическим воздействиям (электрические поля, ионизирующие радиации) и реагируют на них, изменяя в ту или другую сторону степень своей устойчивости, склоняясь в зависимости от электрической полярности либо в сторону повышенной стабилизации, либо в сторону заметной и даже решительной седиментации. Добавление к столь чувствительной и уравновешенной системе некоторого числа ионов неминуемо должно сдвинуть систему в ту или другую сторону, и система произведет определенную работу, которую можно обнаружить с помощью специальных методик (А.Л. Чижевский и Г.Н. Перлатов, 1949).

Заряд отрицательного знака должен усиливать стабильное состояние большинства морфоэлементов крови или, по крайней мере, предотвращать их разрядку. Положительный заряд должен нейтрализовать отрицательный заряд частиц, снижать устойчивость электростатических систем крови и способствовать объединению частиц и их коагуляции. Именно поэтому далеко не безразлично, имеются ли во вдыхаемом воздухе населенных помещений аэроионы, каковы их число и преобладающая полярность. Так как кровь омывает все ткани и органы, то не исключена возможность того, что она может воздействовать и на электростатические системы клеток тканей и органов всего организма. Не исключена возможность также и того, что кровь и тканевые образования одновременно с обменом веществ обмениваются и своими электрическими зарядами. Над этой проблемой автор работал совместно с Л.Л. Васильевым в течение ряда лет (с 1932 г.). В результате этой совместной работы возникла теория легочно-гумо-рального и гуморально-тканевого электрообмена. Эта теория принимала в расчет явления, протекающие под влиянием вдыхания униполярных аэроионов в системе: аэроионы — альвеолы — венозная кровь — артериальная кровь -ткани. На основании экспериментальных данных автор мог раздвинуть пределы электрообмена и предложил следующую новую формулу, характеризующую циклические свойства электрообмена: аэроионы — альвеолы — венозная кровь — артериальная кровь — ткани — венозная кровь — аэроионы — воздух.

Это значит, что электрообмен может протекать циклически в двух направлениях. Электрическая аэросистема влияет на электростатическую систему крови, протекающей по легочным капиллярам; это влияние распространяется на ткани и органы, которые в свою очередь воздействуют на электростатические системы венозной крови, а венозная кровь возбуждает ионизацию выдыхаемых газов. Между электрическими системами организма и электрической аэросистемой устанавливается определенное взаимодействие, выражающееся в непрерывном обмене электрическими зарядами. Организм не только поглощает аэроионы из воздуха, ной отдает, так сказать, "отработанные" электрические заряды воздуху. Каково число отдаваемых организмом электрических зарядов, мы не знаем, ибо при выходе из легких выбрасывается до 3 10 зарядов в 1 см .а принимаем из атмосферного воздуха в лучшем случае 1,5 10 в 1 см , т.е. в 200 раз меньше. Какую часть выдыхаемых аэроионов следует отнести за счет истинного "отброса11, а какую за счет электростатической функции самих легких (о чем речь будет идти ниже), — это является еще вопросом, подлежащим изучению. Воздействие униполярных аэроионов на электростатическую систему крови может быть представлено рядом специальных

исследований, произведенных автором и другими исследователями по его рекомендации.

Влияние униполярных аэроионов на электрический заряд нативной кровли и ее морфологических элементов. Если согласиться с теорией легочного электрообмена, то следует признать, что вдыхание униполярных аэроионов должно отражаться на заряде крови, на электростатической ее системе, на потенциалах форменных элементов и коллоидов крови, окруженных, как известно, системой электрических зарядов.

Уже давно были сделаны попытки определить заряд частиц коллоидов и суспензоидов в виде числа элементарных электрических единиц. Задача оказалась сложной, и до сих пор по этому вопросу не существует единства мнений. Прибавление к крови солей электроположительного лантана также не дало ожидаемых результатов. Теоретически полученные нами по примеру Зигмонди, Гевеей и Льюиса значения заряда одного эритроцита в элементарных единицах выражаются сотнями тысяч и миллионами зарядов и варьируют в зависимости

от метода вычислений в значительных пределах. Исходя из расчета гидродинамических сил, действующих в кровотоке на эритроциты, нами было найдено минимальное значение заряда эритроцита, которым последний должен обладать, чтобы обеспечить себе несопри-касаемость с соседними эритроцитами в кровотоке. Это минимальное значение заряда эритроцита (нормоцита) оказалось приближенно равным 22 тыс. элементарных зарядов.

Пространственная устойчивость эритроцитов в движущейся крови в основном обусловливается величиной их электрического заряда* Заряд отрицательной полярности, свойственный эритроцитам, вызывает появление электрораспора между эритроцитами и обеспечивает им рассредоточение в плазме и их неслипаемость. Взаимодействие экс-травазированных эритроцитов в первое время седиментации также, по-видимому, зависит от величины заряда. Приложение к решению задачи метода Б. Дерягина и Д. Ландау встречает значительные трудности. Этот вопрос рассматривается автором и Г.Н. Перлатовым в монографии, посвященной структурным и электрическим факторам оседания экстравазированной крови. Цельная нативная кровь проявляет себя вовне как электроположительно заряженное тело Об этом упоминается в учебнике физиологии Ландау Это явление может быть показано на диаграмме (рис. 47).

Отложим по оси абсцисс 14 делений шкалы рН и по оси ординат делений шкалы рОН", а крайние точки соединим прямой. На этой (Прямой должны лечь изоэлектрические точки компонентов крови в шорядке их последовательных значений. Биссектриса угла, выходящая из точки начала координат, разделяет пополам указанную прямую в точке, нейтральной рН. Если опустить перпендикуляры из какой-либо точки на оси абсцисс и ординат, то длина этих перпендикуляров будет означать число в данной точке ионов Н и ОН". Из диаграммы следует, что цельная нативная кровь несет положительный электрический заряд, значение которого находится по правой стороне от нейтральной точки и приближается к положительно заряженному фибриногену.

Первые опыты по непосредственному изучению электрического заряда цельной крови до и после вдыхания униполярных аэроионов были осуществлены автором совместно с А.С. Путилиным. Было выяснено, что при вдыхании отрицательных аэроионов положительный электрический заряд нативной крови уменьшается. Изучение электрического заряда крови было произведено по специальной методике с помощью чувствительного электрометра и показало, что капля крови обладает электрическим зарядом, который после вдыхания униполярных аэроионов изменяется в соответствии с полярностью, причем разность после анса аэроионизации для 1 мг (приближенно) крови в одном случае достигла 5,1-10" электростатических единиц (1,7-10" Кл).

В последующих опытах заряд капли нативной крови человека измерялся при падении ее вдоль осевой зоны соленоида-катушки, концы обмотки которого через катодный усилитель присоединялись к регистрирующему осциллографу. Ток, появляющийся в катушке при падении электрически заряженной капли, вызывает в осциллографе отклонение, по величине и направлению которого можно судить о величине и полярности падающей капли крови. В этом случае для заряда отдельных капель нативной крови были получены еще большие значения.

Также были проведены измерения заряда капли крови до и после сеанса вдыхания отрицательных аэроионов. При этом было установлено, что после сеанса вдыхания отрицательных аэроионов положительный заряд капли нативной крови снижается.

Затем был применен метод капли, падающей в постоянном электрическом поле. Кровь бралась также до и после сеанса ингаляции отрицательных и положительных аэроионов. Кровь, вытекающая из пальца после глубокого укола иглой Франка, непосредственно попадала в постоянное электрическое поле, которым и отклонялась от вертикального направления в зависимости от величины несомого заряда. Величина отклонения фиксировалась на вощеной миллиметровой бумаге, на которую капля падала, пройдя электрическое поле.

В тех же целях было изучено отклонение в постоянном электрическом поле тонкого хлопчатобумажного волокна, смоченного кровью из ранки, только что нанесенной иглой. Далее при изучении данного вопроса был применен капиллярный анализ по методу Гоппельсродера. Качественные способы в большинстве случаев показали более или менее ясное действие на кровь вдыхаемых униполярных аэроионов.

Таким образом было установлено, что вдыхание аэроионов вызывает изменение потенциала цельной нативной крови в соответствии с полярностью аэроионов. Роль длительности сеанса ингаляции аэроионов установить точно не удалось, так как между сеансом в 10 и в 30 мин разницы в величине заряда крови обнаружено не было. Необходимо отметить один чрезвычайно важный факт. Расчеты показывают, что во всех этих опытах имеет место количественное несоответствие между числом вводимых в организм аэроионов и величиной электрических сдвигов в крови. Последние во всех случаях оказывались

большими чем в первые, что подтверждают соображения, высказанные в конце п. III 2.

Еще в 1934 г. автор поставил вопрос о необходимости измерить электрический потенциал крови в различных участках кровяного русла, на различных глубинах артерий и вен и при различных условиях жизнедеятельности организма (как в нормальных, так и при патологических состояниях). В последующие годы вопрос этот был подвергнут экспериментальному изучению при участии А.В. Леонтовича. Сеансы ингаляции аэроионов отрицательной полярности вызывали не большое увеличение потенциала морфологических элементов крови. Сеансы ингаляции положительных аэроионов не позволили обнаружить каких-либо изменений в величине потенциала крови, К сожалению, эти исследования остались незаконченными. Надо надеяться, что дальнейшее углубленное изучение вопроса позволит выяснить, в какой мере электрические явления в крови стоят в связи с гидродинамическими и прочими процессами, имеющими место в ней. Следовало бы произвести изучение электрических свойств движущейся крови, пользуясь прибором для искусственного кровообращения — автожектором, изобретенным и усовершенствованным С.С. Брюхоненко. Этот прибор дает возможность выводить наружу кровяное русло и заставлять кровь течь по трубкам из соответствующим образом подобранного материала. В эти трубки могут быть помещены необходимые электроды чувствительной электрометрической установки.

2. Влияние униполярных аэроионов на электрический заряд эритроцитов. Дзета-потенциал эритроцитов человека и некоторых млекопитающих хорошо изучен с помощью электрофореза. Подвижность эритроцитов человека равна 1,31 см / (В-с). Замечено, что величина электрофоретической подвижности эритроцитов отличается большим постоянством и остается в некоторых случаях на одном уровне в течение суток и более. В изотоническом растворе глюкозы с небольшим количеством фосфатного буфера эритроциты человека приобретают подвижность, равную 2,33 см / (В-с). По С. Скадовскому и В. Шредер в изотоническом растворе сахара дзета-потенциал эритроцитов равен 25—26 мВ. Другие исследователи приводят еще большие его значения.

В Японии вопрос об изменении дзета-потенциала эритроцитов под влиянием вдыхания отрицательных и положительных аэроионов изучался М. Ашиба и И. Матсумура. Они показали, что отрицательные аэроионы заметно повышают электрокинетический потенциал красных кровяных телец. Дзета-потенциал позволяет при прочих равных условиях опыта следить за его изменениями, например, при патологических условиях. Абсолютные значения величины заряда частиц до сих пор не поддаются точному экспериментальному выяснению.

Большинство исследователей, изучавших реакцию оседания эритроцитов, сходятся на той точке зрения, что одним из основных факторов реакции является изменение электрического заряда эритроцитов. Чем больший электрический заряд несут на своей поверхности эритроциты, тем больше их стабильность в кровяной плазме и тем медленнее они оседают. При очень малом заряде эритроциты быстро объединяются в конгломераты и седиментируют. Несмотря на большую сложность механизма реакции оседания эритроцитов, следует признать, что величина электрического заряда эритроцитов, а следовательно, и электростатический распор между ними, обусловливающий устойчивость системы эритроцитов, играют в процессе оседания одну из наиболее важных ролей. Значение электрического заряда в процессе

оседания эритроцитов подтверждается большим опытом коллоидной химии, исследованием причин коагуляции и седиментации коллоидных растворов и суспензоидов.

Замедление скорости оседания эритроцитов под влиянием ингаляции аэроионов отрицательного знака было констатировано на большом материале еще в 1925—1928 гг. (рис.48) и частично опубликовано нами совместно с Н.К. Утц в 1930 г. В последующие годы то же явление наблюдалось и у больных бронхиальной астмой, легочными туберкулезом и другими заболеваниями. Эти наблюдения в период 1931 —1936 гг. были подтверждены рядом других авторов (С.С. Жихарев, Б.М. Прозоровский, В.А. Никонов, И.Е, Ландсман, М.И. Зорин, М.Г. Бабаджанян, И.Н. Сизов, К.П. Булатов, Г. Меттен, П. Хаппель и др.),

В ЦНИЛИ О.К. Венгрижановской на крови животных и птиц было показано, что вдыхание отрицательных аэроионов замедляет скорость указанной реакции, а вдыхание положительных аэроионов увеличивает ее. Таким образом, на большом материале (в 92% всех наблюдений) был твердо установлен факт противоположного действия на скорость оседания эритроцитов ингаляции отрицательных и положительных аэроионов — факт, точно соответствующий теоретическим предпосылкам (табл. 26—30),

3. Влияние заземления крови на скорость реакции оседания эритроцитов. З.А. Тыщенко были поставлены ориентировочные наблюдения за реакцией оседания крови при ее заземлении. Порция Таблица   26. Замедление реакции оседания эритроцитов (РОЭ) под влияния вдыхания аэроионов отрицательной полярности у здоровых кур (по О.К. Венгрижановскии)

Таблица 27. Замедление РОЭ под влиянием вдыхания аэроионов отрицательной полярности у здоровых кроликов (по Р.И. Ланда-Глаз)

Таблица 28. Замедление РОЭ под влиянием вдыхания аэроионов отрицательной полярности у людей, больных легочным туберкулезом (по В.А. Никонову)

цитратной крови, взятая от одного человека, втягивалась в три граду ированные пипетки, употребляемые обычно для реакции оседания эритроцитов. В опытную пипетку после заполнения ее кровью вставлялась тонкая неокисляющаяся металлическая проволока, прочно соТаблица 29. Замедление РОЭ под влиянием вдыхания аэроионов отрицательной полярности у больных людей (астматиков) (по И.Е. Ландсману)

Таблица 30. Замедление РОЭ под влиянием вдыхания аэроионов отрицательной полярности у людей с различными заболеваниями (по Г. Меттену)

единенная с землей. Во вторую пипетку вставлялась такая же проволока, но без заземления. В третью пипетку проволока не вкладывалась. Эта пипетка служила контрольной. Если считать, что скорость оседания эритроцитов зависит только от концентрации эритроцитов или структурной вязкости крови, то следовало бы предположить, что оседание красной крови в пипетках с проволокой должно быть замедленным, ибо проволока создает определенное препятствие оседающим эритроцитам, что и обнаруживается в части случаев.

С другой стороны, в заземленную кровь может поступать некоторое число электронов, что приводит к увеличению суммарного электрораспора между эритроцитами и, следовательно, к замедлению оседания. Наблюдения, однако, показали, что кровь дает в некоторой части случаев также и ускорение оседания в заземленной пипетке по сравнению со второй пипеткой (незаземленная проволока), а также по сравнению с контрольной. Это явление можно объяснить тем, что электрические заряды крови, оседающие на проволоке, уходят в землю, разряжая прилегающие, а затем последующие слои крови (выравнивание потенциала). Таким образом, сокращается электрораспор между эритроцитами, уменьшается структурная вязкость крови и ускоряется оседание красных кровяных телец.

Из опытов следует, что в оседающей крови происходит взаимодействие основных факторов: структурной вязкости (концентрация и взаимное пространственное расположение эритроцитов) и отталкивающего действия одноименных электрических зарядов. Если первое явление достаточно прочно и преодолевает утечку зарядов, происходит замедление оседания. При определенной величине падения заряда и лабильности пространственной структуры наблюдается ускорение оседания эритроцитов. В тех случаях, когда устанавливается баланс между структурной вязкостью и электрическим фактором, наблюдается одинаковая скорость их оседания во всех трех пипетках.

Исследования З.А. Тыщенко говорят об определенном значении электрического заряда крови в процессе его оседания. Но только ли этим ограничиваются данные наблюдения? Они подтверждают ту точку зрения, что электрический потенциал эритроцитов играет одну из важных ролей в сложном механизме оседания системы красной крови. Они говорят также, что заряд этот лабилен, а следовательно, и вся электростатическая система крови в известной мере подвижна. Это в свою очередь подтверждает теорию гуморального и тканевого электрообмена и, значит, имеет прямое отношение к расшифровке действия вдыхаемых аэроионов на кровяное русло.

4. Влияние униполярных аэроионов на электрический заряд коллоидов кровяной сыворотки. Р.Т. Ланда-Глаз изучила действие ингаляции униполярных аэроионов на реакцию коагуляции коллоидов кровяной сыворотки кроликов с применением методики Матеффи-Брюлловой. Реакция производится следующим образом: в пробирки

наливается серно-кислый алюминий в разведении 1:1000, начиная от 0,1 см и постепенно возрастая до 1 см . Затем доливают дистиллированную воду до объема в 1 см . После взбалтывания в каждую пробирку вводят по 1 см разведенной в 10 раз сыворотки крови. После нового взбалтывания пробирок наблюдается коагуляция коллоидной сыворотки в виде выпадения хлопьев (рис. 49). Плюсами отмечается степень выпадения хлопьев, минусами — их отсутствие.

Эта весьма чувствительная реакция полностью оправдала ожидаемый результат. При вдыхании кроликом положительных аэроионов

реакция коагуляции коллоидов сыворотки дает хлопья уже при очень незначительных концентрациях серно-кислого алюминия, а при вдыхании отрицательных аэроионов коллоиды сыворотки становятся значительно более стабильными. Отсюда необходимо сделать заключение, что естественный электрический заряд коллоидных частиц крови повышается при вдыхании отрицательных аэроионов и понижается при вдыхании положительных. Впоследствии Н.В. Чижевской была изучена реакция коагуляции белковых коллоидов сыворотки крови человека, наступающая под влиянием ингаляции униполярных аэро ионов. Это исследование подтвердило результаты описанных опытов. 5. Влияние аэроионного потока на электрический заряд неорганических и органических коллоидов. Когда было бесспорно доказано, что вдыхание униполярных аэроионов вызывает соответствующий эффект изменения реакции оседания эритроцитов и меняет заряд коллоидов плазмы, автор проверил эти явления на модели с помощью обдувания униполярно ионизированным воздухом протекающих по поверхности стеклянных трубок различных неорганических и органических коллоидов.

Коллоиды, подвергнутые аэроионному потоку отрицательного или положительного знака, а также контрольные коллоиды исследовались спектрофотометрически и методом определения электрокинетического потенциала. Были исследованы приготовленные по Во. Освальду коллоидные растворы золота, серебра, гидрата окиси железа, конгорубина, мастики и канифоли.

В результате произведенных автором исследований можно было прийти к следующим заключениям (рис. 50 и табл. 31):

а) протекающие коллоиды, несомненно, изменяют степень стабильности частиц под влиянием направленного на них аэроионного потока того или иного знака;

б) фотометрический метод дает более или менее ясные показатели изменчивости дисперсности для органических коллоидов и менее

ясные для неорганических, за исключением золотого коллоида высокой чувствительности;

в) метод измерения электрокинетического или дзета-потенциала дает во всех случаях весьма отчетливые результаты. В некоторых случаях под влиянием потока аэроионов наблюдается изменение первоначального заряда коллоидных частиц в несколько раз;

г) отрицательный аэроионный поток резко повышает стабильность частиц отрицательно заряженного коллоида и несколько снижает стабильность частиц положительного заряженного коллоида;

д) положительный аэроионный поток оказывает противоположное действие, хотя и не столь резко выраженное, как при действии отрицательных аэроионов;

е) коллоиды, подвергнутые влиянию аэроионов и исследованные через несколько дней, показали сохранность своей измененной дисперсности и электрического заряда (исследовались через 10 дней);

ж) контрольные коллоиды, пропущенные через прибор с обдуванием потоком воздуха той же силы, не дают никаких заметных изменений;

з) химический анализ воздуха при работе генератора аэроионов не обнаружил в зоне опыта озона и окислов (оксидов) азота, за счет которых можно было бы отнести полученный эффект;

и) необходимо заключить, что причиной изменения электрокинетического потенциала при воздействии аэроионным потоком является

увеличение или уменьшение присущего коллоидным частицам электрического заряда того или иного знака. Указанные изменения находятся в зависимости, с одной стороны, от полярности аэроионов и, с другой стороны, от знака заряда коллоидных частиц. В этих опытах 1 см  протекающих коллоидов "усваивал" 6-10 аэроионов в 1 с.

Опыты имели целью создать модель действия униполярных аэроионов на кровяное русло и показатель, каким образом может осуществляться "зарядка" крови, ее белковых коллоидов, ее форменных элементов. Эти опыты автора дополняют его исследования (1925), которыми было доказано, что униполярные аэроионы могут переноситься поверхностью текущей жидкости.

6. Влияние униполярных аэроионов на экстравазированную кровь. В 1945—1946 гг., а также в 1951—1952 гг. нами было доказано, что если поверхность экстравазированной цитратной крови подвергнуть в течение нескольких минут воздействию потока отрицательных аэроионов и затем поместить эту кровь в седиметр, то можно наблюдать следующие явления:

а) скорость оседания опытной и контрольной красной крови здоровых людей, независимо от количества времени аэроионоэкспозиции, различна. Опытная кровь оседает значительно медленнее, чем контрольная (табл. 32), что графически выражается в расхождении кри-

Таблица 32. Оседание эритроцитов, мм, после аэроионовоздействия на здоровых людей

вых. Аналогичный эффект расхождения кривых опытной и контрольной крови наблюдается в ходе оседания эритроцитов здоровых животных (морских свинок), хотя скорость оседания их крови вообще очень мала (табл. 33);

б) менее резкое, но достаточно ясное различие в скорости оседания опытной и контрольной красной крови наблюдается при легочном туберкулезе и гангрене легких, плевритах, гепатитах, пиелитах, не фрозах, при некоторых инфекционных заболеваниях и т.д. Во всех этих случаях опытная кровь оседает медленнее контрольной. В рас хождении кривых иногда обнаруживаются стабильные и тонкие вари ации, патогенетические причины которых должны быть выяснены впоследствии на большом клиническом материале;

в) при ряде заболеваний оседание красной крови дает извращен ную реакцию. Опытная кровь оседает быстрее контрольной. Это явле ние наблюдалось при абсцессе легких, пиелонефрозе и некоторых других заболеваниях. Опытная кровь маляриков иногда оседала при малых дозах экспозиции медленнее контрольной, при больших дозах экспозиции — быстрее (рис. 51 и табл. 34—36).

г) кровь больных раком легких, пищевода, желудка, кишечника,

брюшины, печени, матки, грудной железы, губы, носа и др. в большинстве случаев обнаруживает изореакцию оседания. Кривые скорости оседания опытной и контрольной крови раковых больных часто совпадают одна с другой (рис. 52 и табл. 37).

Наблюдения автора получили в 1953 г. подтверждение на большом материале (1523 измерения) в работе И.Н. Кулаковой (рис. 53).

Было установлено, что частота отклонений опытной крови от контрольной при раке монотонно убывает с возрастанием величины отклонения, обнаруживая максимум частоты при изореакции (за 100% была принята величина максимального отклонения).

Эти исследования показывают исключительную чувствительность электрической системы крови к внешним электрическим воздействиям и открывают большие диагностические возможности реакции оседания эритроцитов.

 


7. Влияние униполярных аэроионов на электрический заряд тканевых коллоидов. Автором совместно в Л Л. Васильевым, Е.Э. Голь-денбергом и др. был изучен вопрос о действии униполярных аэроионов на изоэлектрическую точку коллоидов мышц у животных с применением метода электрофореза. Под влиянием отрицательных аэроионов наблюдался сдвиг изоэлектрической точки до трех десятых значения рН. Этот сдвиг указывает на повышение отрицательного электрического заряда коллоидных частиц. Что касается действия положительных аэроионов, то в этой серии опытов не было замечено сдвига в положении изоэлектрической точки мышечных коллоидов (табл. 38).

Эти опыты подтвердили существование тканевого электрообмена (кровь—ткани).

8. Влияние униполярных аэроионов на кислотно-щелочное равновесие крови. Вдыхание униполярных аэроионов производит весьма незначительные, но закономерные сдвиги в кислотно-щелочном равновесии крови. Впервые это явление было отмечено в 1931 г. Г. Шоре-ром. Наши специальные опыты показали, что разность между значениями активной реакции до и после сеанса ингаляции аэроионов отрицательной полярности в среднем не превышает нескольких десятых одного деления шкалы. После ингаляции положительных аэроионов эта разность оказалась еще меньшей, но сдвиг происходил в противоположную сторону (рис. 54, табл. 39 и 40).

Отклонения держатся ограниченное время и вскоре исчезают. Изучавший тот же вопрос А. Денье нашел еще меньшие отклонения при вдыхании униполярных аэроионов, а именно 0,02—0,04 одного деления, причем в зависимости от полярности вдыхаемых аэроионов эти сдвиги от нормального значения происходят в ту или иную сторону. Д. Накадзима полностью подтвердил опыты автора и А. Денье, показав, что аэроионы оказывают действие на кислотно-основный баланс: положительные увеличивают кислотность крови, а отрица тельные — ее щелочность. Тот же японский ученый в другой серии исследований обнаружил следующие факты:

а) отрицательные аэроионы уменьшают количество углекислоты в плазме кролика при ацидозах, возникших в результате введения раствора соляной кислоты через рот;

б) отрицательные аэроионы уменьшают количество углекислоты в плазме кролика при ацидозе, полученном в результате введения раствора соляной кислоты под кожу;

в) отрицательные аэроионы изменяют в благоприятную сторону количество углекислоты в плазме кролика с ацидозом в результате полного голодания, предотвращают падение живого веса и продлевают срок жизни;

г) отрицательные аэроионы уменьшают ацидоз и умеряют симп томы (конвульсии), наблюдаемые в результате введения азотно-кис лого стрихнина.

В другой серии исследований Д. Накадзима показал, что положительные аэроионы оказывают несомненное действие на алкалозы.

9. Влияние униполярных аэроионов на величину электрораспора между эритроцитами и на вязкость крови. Рядом исследований было установлено, что в преобладающем числе случаев вдыхание отрицательных аэроионов повышает вязкость цельной крови, а вдыхание положительных понижает ее. Для объяснения этого явления, по-видимому, не следует обращаться к вискозному действию глобулиновой фракции, так как расчеты показывают, что даже при максимально допустимом изменении белкового коэффициента крови вискозный эффект будет сравнительно невелик. Теоретические и экспериментальные исследования автора показывают, что основную роль в некотором возрастании вязкости при ингаляции отрицательных аэроионов и падении ее при ингаляции положительных аэроионов приходится приписать изменению эффективного диаметра эритроцитов — электрораспора, который значительно увеличивается при вдыхании отрицательных и уменьшается при вдыхании положительных аэроионов. Возрастание эффективного диаметра эритроцитов обусловливает возрастание электростатического распора между ними и создает такую систему телец, которая обладает повышенным сопротивлением при движении по капилляру вискозиметра.

Аналогию этого можно видеть в серии наших опытов с оседанием эритроцитов в седиметре при различных разведениях одной и той же крови разнопроцентными растворами лимонно-кислого натрия. В том

случае, если бы фактор электрораспора не играл роли в механизме оседания эритроцитов, то следовало бы ожидать, что с разбавлением раствора ввиду убыли фактической концентрации и, следовательно, снижения вязкости скорость оседания должна была бы возрастать. В действительности же, во всех этих опытах был получен диаметрально противоположный эффект, чем более была разведена кровь цитратом натрия, тем меньше в начале реакции была скорость оседания. По мере утечки электрического заряда с поверхности эритроцитов более разведенная кровь нагоняет менее разведенную, и во второй половине оседания, начиная с 23—26 ч, скорость оседания определяется уже только концентрацией эритроцитов в единице объема. Явление подобного рода можно объяснить только возрастанием ионной силы раствора в результате добавления цитрата натрия, т.е. ростом электрораспора между эритроцитами или ростом "кажущейся" концентрации. Известно, что анионы лимонной кислоты являются сильным пептизатором и сообщают взвешенной (коллоидной) частице достаточный электрический заряд, чтобы временно задержать коагуляцию. Хотя расчеты и показывают, что возрастание эффективного диаметра эритроцита при одновременном возрастании осмотического давления не превышает нескольких долей микрона, этого оказывается достаточно, чтобы повысить структурную вязкость крови и тем самым замедлить оседание эритроцитов вседиметре. Приводимая табл. 41 иллюстрирует высказанное положение.

Таким образом, и эта серия исследований подтверждает высказанную мысль о большой роли электростатической системы крови в тех явлениях, которые наблюдаются при вдыхании униполярных аэроионов.

10. Устойчивость изменений в электростатической системе крови, возникающих под влиянием вдыхания униполярных аэроионов. Близкие или тождественные по характеру электростатические явления развиваются в кровяном русле под влиянием ионизирующей радиации, например при кюри- и рентгенотерапии, и в значительно меньшей степени — при ультрафиолетовом облучении. Вискозиметрия крови людей, подвергнутых кюритерапии, показывает некоторое возрастание структурной вязкости крови, т.е. увеличение эффективного диаметра эритроцитов. В меньшей степени это имеет место при ультрафиолетовом облучении. Рентгенотерапия уменьшает структурную вязкость крови, благодаря уменьшению эффективного диаметра эритроцитов (рис. 55).

Перестроенная соответствующим образом электростатическая система крови сохраняет свои изменения в течение достаточно долгого времени. Автором было показано, что кровь людей, лечившихся радием или рентгеном, по истечении нескольких месяцев сохраняет свои измененные электростатические параметры.

Аналогичные явления были констатированы С.С. Гробштейном и М.Э. Керсановым при лечении генуинной озены. Переливание крови озенозного больного, подвергшегося лечению отрицательными аэрои онами, другому больному озеной вызывало почти такое же целебное действие, какое дает непосредственная ингаляция отрицательных аэроионов. За счет чего бы ни относили терапевтический эффект: за счет ли аэроионов или ионизирующей радиации, кровь "сохраняет" приобретенные ею изменения и "переносит" их от донора к*рецепти-енту. Такого рода перенос стимулирующих свойств хорошо известен при ультрафиолетовом облучении самого донора и его экстравазиро-ванной крови перед гемотрансфузией. Для объяснения этого явления был предложен ряд биохимических гипотез, в то время как следовало бы обратиться к построению гипотез электрохимического характера. Исследования, произведенные в ЦНИЛИ, также позволили прийти к тому заключению, что благоприятные изменения в организме, происшедшие под влиянием вдыхания отрицательных аэроионов, сохраняются достаточно долгое время.

По-видимому, не только кровь весьма восприимчива к униполярному электровоздействию и фиксирует свои изменения определенными сдвигами электростатической системы, аналогичную реакцию на это воздействие оказывает всякая живая протоплазма.

Опыты автора и В.А. Кимрякова показали, что раздача животным растительных кормов, подвергнутых бомбардировке аэроионами отицательной полярности (11,7*10 см /с), оказывает действие почти аналогичное тому, какое вызывает ингаляция отрицательных аэроионов. Опытами установлена долговременная устойчивость электрохимических сдвигов в коллоидной системе клетки.

Если аэроионный бомбардировке подвергнуть семена растений, то при известных дозах можно получить увеличение энергии прорастания и т.д. Исследования, произведенные нами в сотрудничестве с И.Д. Буромским, А.Н. Поповым, М.Г. Фарафоновым и др., установили, что электрохимические сдвиги в семенах, возникшие под влиянием аэроионной бомбардировки, сохраняются достаточно долгое время. Эти исследования были подтверждены А.А. Рихтером в СССР, О. Люмьером во Франции и другими учеными.

11. Действие аэроионов на митогенетич кое излучение крови. Этот вопрос был изучен сотрудниками ЦНИЛИ А.А. Передельским и О.Г. Гольцман. Их материалы оказались достаточными для суждения о митогенетических закономерностях, проявлявшихся в опытах. Стоит бросить беглый взгляд на рис. 56 и табл. 42, чтобы убедиться, насколько митогенетический режим крови белых мышей, подвергнутых воздействию аэроионизации, отличается от митогенетического режима крови контрольных животных. Ярко очерчивается совершенно различное, противоположное действие на митогенетический режим отрицательных и положительных аэроионов.

Пороговая митогенетическая экспозиция для контрольных мышей ясно обнаружилась при 1-минутной продолжительности. Только здесь, но не ранее, можно говорить о наличии митогенетического эффекта. При более длительных экспозициях, вплоть до 15 мин, эффект сохраняется, что, быть может, указывает на излучение умеренной интенсивности в крови контрольных мышей. Насколько известно, эти данные не отличаются от литературных сведений по вопросу о мито-генетическом режиме крови у нормальных белых мышей.

Кровь мышей, подвергнутых воздействию отрицательной ионизации, вызывает довольно резкий сдвиг порога времени. Экспозиция в 15 с оказалась достаточной для появления митогенетического эффекта. А.А. Передельский и О.Г. Гольцман не испытывали экспозиций с меньшей продолжительностью. Однако дальнейший анализ позволяет предполагать, что порог времени здесь значительно ниже. Действительно, эффект сохраняется только еще при 30-секундной экспозиции, но немедленно исчезает, как только длительность экспозиции доводится до 1 мин. Цифровые данные говорят об отсутствии

митогенетического эффекта при экспозициях прод хпжительнее 30 с. Графическое изображение динамики митогенетич ского эффекта в зависимости от величины экспозиции имеет настолько правильно выраженное направление в сторону подавления эффекта индукции, что вызывает допущение об увеличении интенсивности излучения крови под влиянием вдыхания отрицательных аэроионов.

Иное заключение вытекает из рассмотрения цифр, относящихся к серии воздействия положительными аэроионами. Здесь видно исчез новение митогенетического эффекта. Ни краткие, ни длительные экспозиции не вызывают эффекта, и лишь графическое изображение позволяет обнаружить очень слабую тенденцию в смысле нарастания подпорогового эффекта от наименьших экспозиций к наибольшим. Можно сказать, что положительные аэроионы вызывают в крови подопытного животного процессы торможения или погашения митогенетического излучения.

Эти опыты выяснили, что митогенетический режим крови млекопитающих чутко реагирует на единичное и кратковременное воздействие определенной дозы вдыхаемых аэроионов. Реакция оказывается резко противоположной в зависимости от полярности аэроионов. Воздействие отрицательных аэроионов вызывает немедленное понижение порога времени до 15-секундной экспозиции, а воздействие положительных аэроионов приводит к настолько значительному торможению излучения, что порог времени не наступает даже при 15-минутной экспозиции.

12. Электрический заряд биоколлоидов и патологические процессы в организме в связи с полярностью и числом аэроионов во

определяет собой величину электроотрицательного заряда, несомого частицами клеточных коллоидов: чем она меньше, тем менее значительным становится заряд. Рис. 57 иллюстрирует эти соотношения.

в щелочную сторону, с — одновременности указанных сдвигов.

невелика и не превышает одной двух единиц рН. Благодаря этому клетка живет в условиях очень малой стабильности — ничтожное по силе воздействие может вызвать сдвиг рН/ по направлению к рН и тем самым повлечь за собой чреватый физиологическими последствиями эффект — нейтрализацию или даже перезарядку биоколлоидов. При ненормальном повышении лабильности ткани эта разность, а следовательно, и заряд тканевых коллоидов должны принимать еще меньшую, чем в норме, величину.

свойственную в норме коллоидам данной ткани, можно делать ее более восприимчивой к действию канцерогенного раздражителя. И наоборот, увеличение этой разности должно приводить к понижению восприимчивости ткани к канцерогенным влияниям. Эти ожидания получили подтверждение в опытах Ф. Влеса и А. де Кулона.

, приводили к увеличению восприимчивости. В этом случае у подопытных животных опухоли развивались скорее и чаще, чем у контрольных.

В опытах Ф. Влеса изменения заряда клеточных коллоидов достигаются путем сдвига изоэлектрической точки. Но такие же изменения могут происходить и за счет перемещения величины рН. Правда, устойчивость рН крови и клеточной плазмы является вполне доказанным фактом, но это еще не значит, что столь же устойчивым рН обладают и тканевые жидкости. Так, для жидкости из злокачественных клеток характерна усиленная кислотность. Поэтому возможно, что понижение электроотрицательного

заряда клеточных коллоидов и связанное Ь этим повышение канцерофильности может зависеть не только от сдвига рН/ в щелочную сторону, но и от сдвига в кислотную сторону самого рН. Какому из этих двух возможных факторов принадлежит более важная роль в случаях возникновения различных форм спонтанного рака, в настоящее время неизвестно.

В 1931 г. Ф, Влес приступил к серии экспериментов по изучению электростатических условий на дегтярный и спонтанный рак у белых мышей.

Выводок в 1200 мышей был подвергнут Ф. Влесом статистическим наблюдениям в период гудронирования затылка (3 раза в неделю). Опыт длился несколько месяцев. Смазывание продолжалось и после появления папиллом до установления факта их канцеризации, между 4- и 8-м месяцами. Одновременно производились гистологические исследования. Наряду с этим контрольным выводком другие мыши в числе 800 животных подвергались, кроме гудронирования, еще другим процедурам с целью противостоять действию дегтя. Во всех случаях каждый контрольный выводок имел относительно пола и возраста в опыте однородную категорию (молодые самцы, старые самки и т.д.). Одним из наиболее существенных факторов, влияющих на канцеризацию, оказалась электрическая изоляция или заземление мышиных партий (клетки были снабжены заземленным металлическим дном). Папилломы заземленных партий заметно опередили в росте папилломы партий контрольных или изолированных; рост раковых опухолей изолированных партий заметно отставал от развития рака заземленных или контрольных партий (рис. 58).

Во втором опыте по изучению спонтанного рака наблюдению подверглось около 12000 животных. Одна группа содержалась изолированно в электрическом отношении от земли; другая была заземлена, т.е. мыши помещались в клетках с металлическим дном, соединенным с землей; третья группа жила в обычных условиях. В результате опыта во второй группе было получено 4 % спонтанного рака против 0,3 % в изолированных партиях. Условия, создавшиеся благодаря заземлению клеток, способствовали появлению рака.

Частота появления рака, как это установил Ф. Влес, находилась в определенном соотношении с электропроводимостью воздуха, т.е. с его аэроионизацией, с числом и полярностью аэроионов.

В этом опыте наблюдалось еще одно явление. Шесть мышей, заболевших раком, проверенным биопсией, были взяты и помещены в банки на электрически изолированных подставках. У этих мышей появилась самопроизвольная регрессия опухолей, у пяти из них опухоли совершенно исчезли меньше чем через 6 недель. По исчезновении опухолей некоторые из переживших болезнь мышей продолжали жить и достигли возраста в несколько месяцев. Случаи естественного выздоровления от спонтанного рака у мышей были отмечены некоторыми авторами, но в чрезвычайно редких случаях: 13 спонтанных регрессий на 2000 случаев рака, т.е. 0,6 на 100 (Воглом).

Что значит в данном случае изоляция или заземление животных? Всякое тело, металлически соединенное с землей, приобретает потен циал и знак земли. Мы вправе считать, что заземленный предмет будет нести на своей поверхности избыток зарядов отрицательного знака, так как земля заряжена отрицательным электричеством. Это обстоятельство поставит заземленный объект в совершенно определенные условия по отношению к аэроионам. К заземленному объекту из воздуха будут устремляться аэроионы положительного знака. Наоборот, изолированный от земли объект приобретает потенциал той точки поля, в которую он помещен, с одной стороны, а с другой — знак заряда, противоположный заряду земли, т.е. в нашем случае знак положительный. Можно сказать, что изолированный от земли объект будет находиться под бомбардировкой аэроионов отрицательного знака (рис. 59) (АЛ. Чижевский, А.Б. Вериго).

Можно считать доказанным, что в акте дыхания значительная часть аэроионов достигает легочных альвеол. Аэроионы, адсорбируясь альвеолярной стенкой, передают свой заряд коллоидным и форменным элементам протекающей по легочным капиллярам крови. Измененная в своих электрических свойствах кровь в свою очередь оказы вает влияние на электрическое состояние клеточных коллоидов омываемых ею тканей. Согласно этому воззрению, кровь, несущая на своих коллоидных и форменных элементах повышенный отрицатель ный заряд, способствует увеличению естественного отрицательного заряда тканевых коллоидов. Напротив, кровь, элементы которой благодаря вдыханию положительных аэроионов частично разряжены, оказывает разряжающее действие и на коллоиды тканей.

Отсюда возник вопрос о влиянии аэроионов отрицательной полярности на раковых больных. В совместной работе с Л.Л. Васильевым вопрос этот был поставлен автором в 1934 г. и получил дальнейшее экспериментальное развитие в трудах Е. Кюстлера, С. Дитмара и других исследователей. Ими были получены обнадеживающие результаты при профилактическом и лечебном применении искусственных отрицательных аэроионов к животным, больным раком. В 1951 г. американские ученые Б. Соколов, В.Н. Эдди, Л. Стрельцов, Р. Блей, И Виллиамс и Л. Циортини опубликовали результаты своих исследований, показавшие, что отрицательные аэроионы задерживают рост трансплантированных раковых опухолей у животных.

Читатель вправе будет задать вопрос: почему мы остановились на рассмотрении электрических явлений в крови и тканях, обнаруженных при ингаляции униполярных аэроионов? Почему мы заговорили о проблеме рака? Имеют ли эти вопросы непосредственное отношение к проблеме аэроионификации зданий? На этот вопрос можно ответить утвердительно. Да, имеют. Есть экспериментальные основания утверждать, что систематическое аэроионное голодание, которое человек испытывает, проводя большую часть жизни в закрытых помещениях, ведет к расстройству эндогенного электрообмена, снижает электрические потенциалы кровяных частиц, коллоидов клеток, тканей и органов, нарушает метаболизм вообще и вызывает дисфункцию органов, их гипотрофию и атрофию, т.е. вызывает преждевременное старение.

Вопросу о прогрессивном падении электрической заряженности кровяных и клеточных коллоидов в связи со старением организма было посвящено немало экспериментальных исследований, на рассмотрении которых здесь мы останавливаться не будем. Можно считать экспериментально установленным, что старение организма происходит одновременное разрядкой электростатических систем организма, неуклонным уменьшением степени ионизации коллоидов тканей, в результате чего наступает падение дисперсности биоколлоидов, укрупнение частиц, падение способности к набуханию, дегидратация, уплотнение или конденсация протоплазмы, потеря тканями эластичности и многие другие коллоидно-химические явления, харак теризующие старение организма (Маринеско, Люмьер, Ружичка, Влес, де Кулон, Войнар). Постановка вопроса в таком "электрическом" аспекте в 30-е годы считалась однобокой, односторонней, ибо, конечно, в явлениях старения участвует целый комплекс факторов, начиная от социальных — уклада жизни и т.д. и кончая факторами физиологическими. Однако после того как автором этой книги и его сотрудниками было доказано, что систематическое пользование аэроионами отрицательной полярности в определенных дозировках спо собствует продлению жизни животных, а дезионизированный воздух приводит животных к серьезным заболеваниям и гибели при явлениях дисфункции органов и при резких анатомических и гистологических изменениях. Вопрос этот не только можно, но и должно ставить смело, не боясь упреков в однобокости.

В работе "Старение и омоложение организма в свете электрохи мии" А.О, Войнар, Л Л, Васильев и автор этой книги писали: "Значение ионизации коллоидов для жизнедеятельности клеток и тканей организма легло в основу предложенной в 1932 г. Л.Л. Васильевым и АЛ. Чижевским теории органического электрообмена. Еще задолго до этого, а именно в 1919—1924 гг., А.Л. Чижевский, экспериментируя с крысами, заметил, что систематическое вдыхание ионизированного воздуха значительно задерживало старение подопытных крыс по сравнению с контролем". Эти наблюдения автора за 487 крысами длилось около 5 лет. В результате подсчета продолжительности жизни крыс оказалось, что срок жизни животных контрольных групп в среднем на 42% короче, чем срок жизни подопытных.

Спустя 10 лет сотрудником ЦНИЛИ М.Г. Бабаджаняном в результате опытов над 125 белыми мышами было обнаружено, что смертность контрольных мышей достигала 43,1 %, а смертность подопытных мышей, подвергавшихся влиянию отрицательных аэроионов, за то же время составляла 25,4%. Продолжительные наблюдения за выживаемостью кур и цыплят подопытных и контрольных групп производились нами совместно с В.А. Кимряковым в период 1930—1936 гг. и дали положительные результаты.

В упомянутой работе авторы писали: "Уменьшение электрической заряженное™ клеток в старости, очевидно, имеет своим следствием наряду с общим угнетением процессов обмена также и определенное уменьшение интенсивности электрообмена. Работы по изучению действия искусственной ионизации воздуха на организм, широко развернутые в ЦНИЛИ, дают основание говорить, что мы стоим на верном пути Систематическое введение в организм аэроионов, быть может, и явится тем средством, с помощью которого можно будет защитить биоколлоиды, т.е. замедлить прогрессивную их разрядку и тем самым замедлить в целом старение организма".